Просмотров: 147

Украденная история Нагатино

Андрей Дворников

Правда, она как вода. Рано или поздно она найдёт себе путь. И, чем сильнее попытки её обуздать, ставить плотины на её пути, тем сложнее удерживать её накопившуюся силу. Эта статья об украденной истории нашего Нагатино. А также о посёлке Шлюзы, о котором мы сняли фильм.

В официальных документах, касающихся истории Нагатино, вы нигде не найдёте истинной истории рождения района. И даже сейчас, когда правда полезла через все дыры этого решета, большинство из облеченных властью приняли странное положение тела: пальцами обеих пятерней они пытаются заткнуть это прохудившееся днище истории, пятками дотягиваются до глубоких пробоин… но при этом пытаются стоять по стойке смирно, третьей рукой ковырять в носу и делать вид, что ничегошеньки не происходит. И так и будут стоять пока либо река истории их не унесёт, либо команды сверху не поступит. А ведь команда с самого-самого верха уже была…

Итак. Начну с первого. Неоднократно указывал на такой факт, что период 1930—1950-х годов вычеркнут из истории Нагатино. Почему же это произошло? И, в конце концов, откуда взялся посёлок Нагатино, давший жизнь нашему району? Общая версия того, что Нагатино произошло от местных деревень, — ложь. Причём ложь где-то сознательная, а где-то пальцевое высосунство теоретиков-дарвинистов, мол, работал-работал нагатинский крестьянин, как вдруг… бац!!! Был ему голос ночью сверху! Из самого обкома партии: «Иди и построй судостроительный завод, Перервинский гидроузел и Городок Водников Нагатино». Он таки бросил соху и побежал проповедовать индустриализацию. Чуете, где-то в этом эволюционном развитии подвох.

И хоть название «Нагатино» произошло от местной деревни, существовавшей на месте «парусов» веками, всё-таки истинным днём рождения Нагатино следует считать 26 октября 1932 года, с чем вас и поздравляю, ибо пишу статью накануне — 25 октября 2018 года.

Летом 1932-го в будущее Нагатино зачастили геологи. Бурили, копали, ковыряли, изыскивали изыскания. В связи со строительством канала Москва–Волга, местность эта должна была полностью преобразиться. Задумывался грандиозный проект с обводнением района, планировались плёсы, водохранилища, монументальные колоссы и памятники. И даже «Малый Московский Петергоф». Параллельно велась бумажная работа. У местных создаваемых колхозов, у крестьян, изъяли принадлежавшие им наделы земли и передали всесильному ведомству — ОГПУ. К тому времени уже шло раскулачивание. Причём иногда в документах ОГПУ, в протоколах допросов, встречаются совершенно фантастические вещи, например предсказание старца о приходе Дмитлага. Эти документы сейчас опубликованы, по ним у нас будет отдельный фильм. И, продолжая тему, к 1931 году уже около ста семей было выслано строить город-сад. В 1932 году пошла вторая, более серьёзная волна арестов, тут уже людей отправляли на ББК и, как правило, оттуда они не возвращались уже никогда. Так что возмущаться отъёмом земель, причем земель неликвидных, было себе дороже.

26 октября 1932 года к причалам Коломенского пришвартовались баржи. На них были люди — заключённые Дмитлага, самого большого лагеря в составе ГУЛАГа. Как правило, были они в лаптях, так как в большинстве своём — это русские крестьяне. Как мне уточнила научная сотрудница музея-заповедника Коломенское, эти люди были отребьем. Запомним этот момент, ибо я хотел бы вам рассказать о том, что у нас очень глубокие связи с этим отребьем.  В тот же день заключённые начали обустраиваться, начали отстраивать городок водников, который назвали по близлежащей деревне — Нагатино. Эту дату и можно считать точкой отсчёта истории нашего района. Месяц они жили в палатках и за это время построили себе несколько лагерей. Два из них точно подтверждены на официальных документах Дмитлага — топографических картах за подписью ответственных лиц, а также в других архивных документах, о которых я упомяну ниже. Лагпункт №1 — относительно небольшой и располагался на Дальнем острове (см. фильм), а лагпункт №2 расположился в самом центре нынешнего Нагатинского Затона, между улицей Речников и Затонной улицей.

Сколько же людей к нам приехало? А вы можете посчитать и сами. Берите объёмы работ и считайте. Это простая и, я бы сказал, занимательная математика. Берём, к примеру, норму выработки землекопа и смотрим общий объём вынутого грунта. Помимо землекопа, было множество других работ. Например, деревообработка. Кстати говоря, там, где был лагерь священников, как раз и происходила выгрузка леса и деревообработка. Скорей всего, этим и занимались священники. По общему количеству народа, на период 1932–1933 годов я насчитал от девяти до десяти тысяч. Это подтверждается и данными о том, что, как правило, лагеря подобного типа были рассчитаны на 2000–3000 человек. Однако точных документов о количестве работающих нет. Но, даже если вы далеки от математики, просто представьте, сколько нужно людей и усилий, чтобы, например, выкопать лопатами канал, проходящий вдоль Коломенской набережной. Просто уместите в воображении это неумещаемое обстоятельство. А ведь это только один участок работ!

Наложение карт Нагатино

Наложение карт

Фронт работ

После постройки лагерей заключённые приступили к строительству Перервинского гидроузла, точная дата начала — 23 ноября 1932 года. Это один из первых участков канала Москва – Волга. Строили деривационный канал (нынешняя Коломенская набережная), несколько дамб в затоне, шлюз №10 и Перервинскую плотину. К Затону проложили узкоколейку от Нижних Котлов. Рядом со шлюзом построили два трёхэтажных бетонных завода. Работа закипела.

Жертвы

Официальная статистика ОГПУ-НКВД говорит нам о том, что на период 1933 года, самого тяжёлого и самого страшного года, погибло 16% работавших. Высчитать количество вы и сами можете. Обращаю ваше внимание, что доверия этим цифрам нет ни у одного историка по Каналу. Но даже по таким оптимистическим цифрам, на период до 1934 года погибших в Нагатино было 1500 человек. ОДНА ТЫСЯЧА ПЯТЬСОТ ЧЕЛОВЕК. Как же так произошло и куда прятали концы? Правильно — концы в воду. Часть захороненных и есть под водой. И Барковский, и наши местные жители описывают, как река подмывала эти захоронения, периодически обнажая нашу историю, которую от нас спрятали. Ныне здравствующая Мельник Тамара Фёдоровна, подтверждая слова Барковского, и сейчас может показать это место — от маяка и к нам, на материк, часть жертв под каналом. Второе место — это верхняя голова шлюза, на Коломенской набережной. Третья точка — на месте домов 8 корпус 2 и 10 корпус 3 по Затонной улице. После выхода постановления о запрете хоронить зеков вдоль канала и указанием хоронить возле существующих погостов и образовалось это третье кладбище заключённых Дмитлага. Цифра 1500 погибших вполне коррелируется и с рассказом Барковского о том, что работники канала периодически натыкаются не на отдельные, одиночные захоронения, а на навалы скелетов.

Хотелось бы коснуться и личности Валентина Сергеевича Барковского. По мнению той самой сотрудницы Коломенского, он был американским шпионом, завербованным специально для распространения слухов. Однако на канале Москва–Волга его знают с другой стороны. С юности он работал на канале и дослужился до главного энергетика. До сих пор на канале его помнят многие и вспоминают с исключительным уважением. По роду своей деятельности он много ездил по каналу, интересовался его историей, собирал материалы, знал многие рассказы людей, которые именно его строили. Выйдя на пенсию, он издал свои изыскания, они, в том числе, касались и Нагатино. Вот, например, скан его рукописи, не вошедший в книгу, где он указал места лагерей и одно захоронение, о котором знают многие нагатинцы:

Карта Барковского

Карта Барковского

Просто прогуляйтесь по Коломенской набережной. Коренные нагатинцы расскажут много интересного в подтверждение слов Барковского. В его книге указано и второе подтверждённое место захоронения.

Кроме всего прочего, безусловно, огромный интерес вызовет рукописная карта бывшего учителя черчения ремесленного училища №16 в 1936–1940 годах Виктора Ивановича Железняка:

Схема Железняка

Схема Железняка

Пояснения к схеме: 1 – шестиэтажное здание; 2 – школа №10 (ныне №873); 3 – детский сад; 4 – больница водников и жителей поселка; 5 – дома для проживания жителей песчаного карьера; 6 – ремесленное училище РУ №16 (ныне колледж связи №54); 7 – четыре скважины для подачи воды в колонки поселка; 8 – корпуса МССЗ; 9 – бараки для проживания заключенных Дмитлага, строивших шлюзы, а с 1938 года – рабочих МССЗ; 10 – поликлиника для жителей поселка; 11 – пожарная охрана; 12 – заводская столовая, в которой также питались учащиеся РУ №16 и жители поселка; 13 – овощехранилище; 14 – швейный цех, затем кондитерский цех, в последствии – мастерские ЖКО; 15 – канализационный коллектор; 16 – два здания общежития РУ №16; 17 – склады; 18 – усадьбы старожилов; 19 – песчаный карьер; 20 – крестьянское кладбище, существовавшее до 1940 года; 21 – пристань; 22 – стадион МССЗ, зимой заливался каток.

Почему такое количество жертв?

Прилагаю некоторые материалы для изучения. На канале трудились порядка 20% вольнонаёмных. Однажды они написали жалобу прокурору о том, что работают без выходных по 14 часов. Представьте, по какому тогда графику работали заключённые. При официальном графике в 12 часов, работали на износ до 18 часов, а иногда и больше.

Рабочий день

Рабочий день

Давайте возьмём в качестве примера Коломенскую набережную, деривационный канал. Его верховья, по сообщениям прораба землекопов, были достаточно легки для выемки и выполнения нормы. При выполнении нормы хлеба хватало для выживания, другое дело, что часто люди «выгорали» примерно за три месяца от гонки за этой нормой. При невыполнении нормы человек лишался двух третей пайки. Такая вот воспитательная мера. Уже ниже, в сторону Коломенского, пошли трудности. Участок нижнего бьефа (напротив маяка). Близость реки дала о себе знать. Из земли было невозможно выкачать воду, люди постоянно находились в воде. Нормы оставались те же, но, так как грунт уже был вперемешку с водой, приходилось возить фактически жижу. Выходило, что для выполнения нормы вывоза земли (мерили не в килограммах, а в кубометрах) приходилось возить в 1,5-2 раза больше тачек. Начальники пытались указать на это и снизить нормы, однако в ответ их обвиняли в саботаже. Тут и пошли самые значительные жертвы. Люди работали в холодной воде, заболевали, априори невыполнимый план они не выполняли, и урезание пайки лишало их возможности выжить. И тем не менее ещё более страшным местом, по сообщениям того же прораба, был сам шлюз. Под коробку шлюза (там был вырыт огромнейший котлован) грунта было вынуто больше, чем по всему деривационному каналу. Причём грунт на тачках нужно было поднимать на огромную высоту — порядка 15 метров. Представьте: тачка 180 кг, вверх, зигзагами, по скользким лагам, по 14–16 часов в день. Шлюз №10 — это памятник труду нашего народа. Труду обычного крестьянина, оболганного, униженного и уничтоженного. Того, кого интеллигентная работница Коломенского, назвала отребьем.

Труд был настолько тяжел, что явления суицида не были редкостью. Однако одна наша жительница мне рассказала о совершенно уникальных случаях. Люди оборачивались в одеяла и бросались под камнедробилку. Их просто заживо заваливало щебнем. Это было не где-нибудь в Освенциме. Это было там, где мы сейчас чуть ли не каждый день гуляем с детьми, бежим на работу, прогуливаемся за хлебушком. И спорим в фейсбуке о чудесах благоустройства.

Наш шлюз взорвали. Взорвали в 1934 году. Причина следующая. Изначально габариты и канала, и шлюза были меньше, чем на ББК. Но в конце 1933 года размеры всего канала пересмотрели в сторону увеличения. И если для всех остальных участков эта мера прошла безболезненно (там ещё не были начаты бетонные работы), то в Нагатино коробка шлюза была уже готова. Ничем иным, кроме как взрывом, сломать ее не было возможности. Остатки этого шлюза до сих пор находятся на дамбе, напротив Ривер Парка (на противоположном берегу). Хотел бы ещё раз заметить, что самым тяжёлым был 1933 год: в стране голод, неразбериха со снабжением в Дмитлаге — всё это полностью испытал на себе первый участок стройки Москва–Волга — Перервинский гидроузел. Это как раз ещё одна причина такой высокой смертности.

Итак, первоначально выкопанный канал и построенный шлюз пришлось переделывать, и к апрелю 1935 года работы были выполнены. Запущена навигация, плотина и шлюз №10 пущены в эксплуатацию с незначительными недоделками. Тогда же и официально передаются все строения и земля лагпункта №2 Наркомводу, курирующему строительство Судоремонтного завода, под заводскую инфраструктуру. Лагерные бараки лагпункта №2 простояли до 1964 года. Однако работа Дмитлага на этом не заканчивается, а лишь вступает в свою новую фазу. Высвобожденная рабочая сила из числа заключённых и вольнонаёмных строит и сам посёлок, и всю инфраструктуру, и МССЗ. Об этом пишет в своей книге ныне здравствующая почётная жительница Нагатино Римма Леонидовна Пидкосистая, 1927 года рождения:

Немного подробней расскажу, что такое шлюз №11 и ГЭС. В 1875 году была построена первая плотина в районе Перервы и шлюз на малом деривационном канале — образовался первый остров, называемый сегодня Дальний остров. С некоторыми изменениями эти сооружения достояли до 1932–1935 годов. После строительства 10-го шлюза надобность в старом шлюзе отпала, но было принято решение на месте старого построить новый шлюз, 11-ый. А рядом с отводом от малого канала построить ГЭС. Шлюз №11 предназначался для маломерных судов, и идея, безусловно, была верная, ибо раньше грузоперевозки по воде были, как сегодня движение на Третьем кольце — на воде были пробки. Для создания 11-го шлюза имелись все предпосылки: в некотором виде существовал старый малый канал. Плюс после окончания строительства МССЗ и шлюза №10 часть заключённых и инженерный состав вполне могли осуществить этот проект. ГЭС же предназначалась для выработки собственной электрической энергии. То есть весь Перервинский гидроузел, весь остров может жить сейчас вполне автономно.

Помимо шлюза №11 и ГЭС, были возведены дамбы, мост и сам посёлок Шлюзы. Для рабочей силы лагпункт №1 был укрупнён. К шести существующим баракам построили ещё сорок одноэтажных и один двухэтажный. Об этом рассказали Мельник Тамара Фёдоровна и Кончаков Николай Иванович. Сюда же можно присовокупить и наши изыскания (см. фильм), а также свидетельства историка Коломенского — Суздалева. Работы продолжались до 1938 года, до момента расформирования Дмитлага.

Кто такие нагатинцы?

Ну и теперь самое интересное. После окончания постройки шлюза №10 и Перервинской плотины за один миллион рублей лагпункт №2 был продан Судостроительному заводу. По бумагам вся территория и бараки перешли заводу. В это же самое время в наш район приезжает много беженцев из Украины и нашей средней полосы: бежали от голода и коллективизации. У нас же в связи с индустриализацией работа была. Вольнонаёмных до этого селили в домах изгнанных крестьян наших исконных сёл и деревень. А также на территории и в бараках, принадлежавших ЗИСу. Где конкретно стояли эти строения, я не знаю, но, скорей всего, где-то в Нагатино, ибо есть свидетельства, что в Нагатино располагались и ЗИСовские «шарашки», где трудились заключённые инженеры. Возможно, речь также шла о доработке автомобилей ЗИСа для нужд канала, в Дмитлаге подобная практика была распространена. В 1935 году начинается застройка нашего района. Как правило, это двухэтажные деревянные бараки, но есть и добротные каменные дома. Например, шестиэтажка на Судостроительной, 31, а также больница речников и трёхэтажки вдоль Судостроительной (две из них взорвали в войну), чуть позже — школа.

В 1937 году произошли серьёзные изменения в Дмитлаге. Официально строительство канала было закончено. В первый же день навигации начальников строительства канала сняли с праздничных пароходиков и впоследствии расстреляли. Однако это было только начало. Начальнику Дмитлага Фиринувменялось сплочение вокруг себя каналоармейцев с целью свержения власти. Репрессии не заставили себя долго ждать. Только в одном Бутово расстреляно более двух (!) тысяч дмитлаговцев. Неблагонадёжных старались расстреливать или отправлять за 30 км от Москвы. Однако были и положительные решения. Часть заключённых амнистировали, сняли судимость, выдали финансовое обеспечение и обязали власть трудоустраивать амнистированных. Амнистированные не желали ехать работать на ту же Колыму или в Мурманск, куда их активно агитировали (люди-то не дураки) и всеми правдами-неправдами старались остаться здесь, в Нагатино. Если это были перспективные специалисты, как правило, у них было больше шансов, простые же рабочие старались остаться через браки с местными жителями.

По рассказам Тамары Фёдоровны, на острове остался целый интернационал — немцы, азиаты, татары, евреи, русские. Этот пестрый клубок и родил часть нового поколения района. Фактически Нагатино разделилось на три составляющих: аборигены деревень — «кочерыжники», рабочая интеллигенция из числа квалифицированных рабочих кадров, которых собирали по всей стране для работы на МССЗ и частично на ЗИЛе. А также, если так можно выразиться, «низшее сословие», буйные нравом бывшие заключённые и бегущие от голода и коллективизации нищие крестьяне. Последнюю категорию как раз и разместили в бывшем лагпункте №2. До 1960-х местные называли этот микрорайон «Митлагом» или «Митлагой». Причем часто люди и не знали, откуда такое название. Очень криминогенное место, куда с наступлением темноты люди боялись заходить. Причина тому простая: основу жителей того места составляли бывшие заключённые, озлобленные, с тяжёлыми судьбами, перенёсшие огромные тяготы труда, выжившие наперекор судьбе. Вот как Римма Леонидовна описывает дмитлаговских детей, из которых значительная часть были дети заключённых:

Все дети дмитлаговских баб и мужиков, неграмотных и озлобленных, ходили в школу. Характеры детей были очень разные: и талантливые, и бездарности, развязные и скромные, наглые и вежливые, вороватые и честные. Всякие были дети. Но, в основном, забитые и одичавшие, как зверьки.

Вот такой этнос и был сформирован в Нагатино. И до 1960 годов состав его не менялся. Зная это, начинаешь понимать истинную цену словам интеллигентного музейного работника Коломенского об отребье. Ещё более глубоко понимаешь это, когда осознаешь масштабы той борьбы, которую проводило Коломенское с местными жителями. Однако это громадная, обширная тема, которой здесь не место. Вы будете смеяться, но и длительную историю взаимоотношений Коломенского парка и местных жителей от нас также скрыли. Прямо «теория заговоров», не иначе. 🙂

Что ж, осталось дополнить рассказ некоторыми интересными сведениями.

После завершения строительства Перервинского гидроузла и расформирования Дмитлага оставшихся заключённых в количестве примерно 3500 бросили на строительство Южного порта, т. н. Южной гавани. 46 бараков на острове были разобраны и, вполне возможно, переехали в лагерь Южной гавани, примерно по нынешнему адресу улица Трофимова, дом 26, строение 8. Сам же остров зажил своей жизнью, был там и свой детсад, и школа, и милиция. 47-й барак немцы сожгли в войну, на его месте построили три новых барака, два из них также немцам удалось сжечь. Бомбили наш район нещадно, особенно плотину. Но уберегла маскировка: новую плотину закамуфлировали, а старой, наоборот, надстроили бутафорию. И это сыграло свою роль. Именно старую бомбили огромными авиабомбами. Сейчас рядом с головой старой плотины, на острове красуется огромный кратер — это следы одной из бомб. Также одна из бомб повредила плюшку, но не сильно.

Вероятно, что эту статью я буду дополнять, либо напишу новую, но самая суть истории нашего Нагатино изложена здесь. С днём рождения, нагатинцы!


Ниже прилагаю некоторые документы, тексты и фотографии.

К вопросу о малярии и названии нашего района. ЦГАМО Ф. 2157, Оп. 1, Д. 1279 (документ предоставлен «Мемориалом»):

НАЧАЛЬНИКУ ВОДНОГО МЕДИКО-САНИТАРНОГО УПРАВЛЕНИЯ

тов. КОГАН И.Л.

ДОКЛАДНАЯ  ЗАПИСКА

Ногатинское строительство Судоремонтного завода, развивающееся в крупный водницкий производственный и жилищный городок, являлось неоднократным предметом обсуждения профессиональных организаций Московско-Окского Бассейна и Центрального Комитета водников, в ряде решений которых отмечалось тяжелое санитарное состояние его.

Строительство расположено на участке, признаным неблагополучным в санитарно-эпидемиологическом отношении — эвдемичным к желудочно-кишечным, брюшнотифозным заболеваниям и как окруженное болотами — эндемично и к малярии.

Подтверждением данного положения является то, что статистика по с. Ногатино за 4 последних года дает 22,2% смертей /из общего количества их/ по причинам желудочно-кишечных заболевании. 14% всего населения вновь строящегося водницкого городка за одни только июнь-июль 1934 года было охвачено колитами и дизентерией, дав за один июль 5 смертных случаев и 698 человеко-дней прогулов по болезни.

Лично ознакомившись с санитарным состоянием указанного строительства нахожу его чрезвычайно тяжелым.

Санитарно-эпидемиологическое неблагополучие Ногатинского водницкого городка может в значительной степени возрасти в силу отвода близко расположенного к жилгородку участка /предназначенного кстати сказать по программе работ второй очереди под больничный городок и поликлинику/ под иловые поля треста Мосочиствода.

Несмотря на общее, начиная от Санинспекции района до инст. Эрисмана включительно признание данного участка эндемичным к вышеуказанным заболеваниям, а равно и протесты Санинспекции Московско-Окского бассейна — Ленинском РИКом Московской области участок отведен, а институтом им. Эрисмана  принято явно неправильное решение /прилагается/.

Признавая несовместимым устройство иловых полей в близком соседстве с водницким городком, растущим и без таковых на эндемичном участке, прошу запретить осуществление данного явно неверного решения.

ЗAB. МOCK.-ОКСКИМ ВОДЗДРАВ.  /Л.Г.СТЕПАНОВ/


Продажа за один миллион рублей концлагеря (документ предоставлен «Мемориалом»):

Продано за 1 000 000 рублей

Продано за 1 000 000 рублей


8 комментариев

  1. По какой-то причине схемы не открываются в большем размере. Только в размере, как на странице. В таком формате они практически не читаемы…

  2. Спасибо большое за фильм.
    Скажите, на чьем памятнике написано “я умер задолго до смерти”? Ведь не Блохинском… Он и моего родственника Льва Карахана – мужа бабушки (родной сестры моей бабушки по маме) расстрелял в день приговора ВКВС 20 сент 1937 г. Похоронен (пепел зарыт в “Могиле невостребованных прахов” №1) на Донском.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я ознакомлен и согласен с Политикой конфиденциальности *