Аришин Владимир Михайлович, 1946 год.
Аришин Владимир Михайлович, 1946 год.

Автор статьи — исследователь Алёна Зуева, нашедшая рисунки Аришина в Ленинской библиотеке.
Огромное спасибо Елене Чибисовой за помощь в Ленинке и Анатолию Воронину за консультации по военной теме. И конечно же огромная благодарность дочери В.М. Аришина Марии Владимировне Рыжковой, поделившейся воспоминаниями о своём отце, семейными фотографиями и фотографиями его некоторых работ.

Полосы старых газет часто открывают то, что казалось похороненным навеки. Имя человека, одного из несвободных участников строительства канала Москва–Волга, удалось узнать именно так – просматривая полосы старых газет.

Дмитровский «Ударник» в 1937 году в нескольких номерах разместил рисунки, выполненные на строительстве канала в районе Икшы (Икшинский гидроузел, шлюзы № 5 и № 6).

 

Все они принадлежали художнику Аришину, что явствовало из подписи к ним. Кто он, каково его полное имя понятно не было. Слишком мало сведений, чтобы найти человека. Однако помогли три обстоятельства. Во-первых, одна из подписей содержала инициал имени – «В», это несколько сужало круг имен. Во-вторых, из подписи под другим рисунком узнаем, что Аришин – художник-каналоармеец, то есть заключенный. И, в-третьих, Аришин достаточно редкая фамилия, а в Советском Союзе жил и работал художник Владимир Михайлович Аришин, его пейзажи можно встретить и в галереях, и в частных собраниях, дата его рождения также позволяла предположить, что он и есть художник с канала Москва–Волга. Так, появилась гипотеза, что каналоармеец В. Аришин и советский художник Владимир Михайлович Аришин одно и тоже лицо.

Через некоторое время в архивах обнаружился осужденный Спецколлегией Донецкого областного суда 22-летний Владимир Михайлович Аришин. Главные трагические события истории Советского Союза стали событиями и его личной жизни.

Годом рождения Владимира Михайловича Аришина во всех документах указан 1913-й. Но сам он утверждал, что родился в 1912 году. Семья была большая. Из 14 детей выжили шестеро братьев и сестра. Кроме того, у отца было четверо детей от предыдущего брака (он был вдовцом). Возможно, ребенка по каким-то причинам зарегистрировали позже. Мать Владимира утверждала, что он родился, когда цвела сирень (апрель–май?). Его жена рассказывала дочери, что день рождения отмечали сначала 30 ноября. Но когда меняли паспорт, то оказалось, что нет свидетельства о рождении. И по опросу соседей сделали новую запись – 10 августа 1913 года. Эта дата так и осталась в его паспорте.

Владимир появился на свет в селе Астраханка, которое до революции входило в состав Таврической губернии. В первой половине 1930-х годов село относилось к Ново-Васильевскому району Днепропетровской области (так и было указано в архивно-следственном деле Владимира Аришина). В 1939 году была выделена Запорожская область, куда вошел и Ново-Васильевский район. В результате дальнейших административно-территориальных преобразований сейчас село Астраханка относится к Мелитопольскому району Запорожской области.

Во времена Российской империи это была земля, куда ссылали молокан (последователи одного из течений духовных христиан). Они, ссыльные из Астраханской губернии, когда-то давно и дали название селу. Религиозная жизнь здесь была очень многообразна. В 1907 году была открыта евангелистская Учительская семинария, которую, однако, быстро закрыли по требованию властей. Молокане считают греховным употребление спиртного и курение. Интересно, что Владимир Михайлович, по воспоминаниям его дочери, НИКОГДА не пил и не курил. На ее расспросы, как ему удалось выстоять на фронте, он, смеясь, отвечал, что никогда и не тянуло. А махорку тогда менял на сахар. Возможно, это было результатом влияния среды, в которой он вырос.

Кем он был по национальности? Наверное, сложности в самоопределении есть у многих людей, родившихся в многонациональных обществах. Мама его из Курска, была русской; у отца в роду были и украинцы, и поляки, и русские. В военкомате Владимира Аришина записали украинцем. По паспорту он был русским.

Известно, что Владимир переехал в Донецк и поступил в Горный институт (сейчас Донецкий национальный технический университет). Сильный и рослый (185 см) он занимается боксом и даже участвует в соревнованиях. Но тренер посоветовал ему бросить бокс, «пока не вышибли все мозги», и развивать талант художника. Владимир бросил и бокс, и Горный институт. Он уезжает в Одессу и поступает в художественное училище, по окончании которого молодой художник возвращается в Донецк.

Известно, что в 1935 году он жил в пригороде Донецка, в селе Буденовка, и работал художником Донтреста. Чем молодой человек провинился перед советской властью сейчас сказать сложно, но 17 ноября 1935 года он был арестован. Следствие было недолгим. Спецколлегия Донецкого областного суда 2 января 1936 года приговорила его к трем годам лагерей и поражению в правах на пять лет, обвинив по статье 54-4 Уголовного кодекса Украины (помощь в осуществлении деятельности против СССР или коммунистической партии).

Владимир Аришин попал в Дмитровский исправительно-трудовой лагерь, на строительство канала Москва–Волга. Мы можем только предположить род его занятий в лагере. Все известные его рисунки тех лет опубликованы в дмитровской газете «Ударник». На них запечатлены строительные работы и виды Икши. Вероятно, он попал в этот район строительства или бывал в командировках и делал зарисовки. Учитывая его образование и опыт работы до заключения, в Дмитлаге он мог продолжать работу художника или чертежника.

Все, что касается последующей жизни Владимира Аришина, известно со слов его дочери Марии. После отбытия наказания он приехал в родное село. Вероятно, в Донецк не мог вернуться из-за запрета бывшим осужденным проживать на определенных территориях (например, в месте ареста, в крупных городах и промышленных центрах).

Великая Отечественная война застала его именно там, в селе Астраханка. Запорожскую область войска противника полностью заняли 28 октября 1941 года, и Владимир Аришин оказался в зоне оккупации. Своей дочери он рассказывал, что оккупанты начали восстанавливать хозяйство (пришли они надолго, нужно было позаботиться о продовольствии). Однажды, их предупредили о приближении эсесовцев: прошли по всем хатам и предупредили, чтобы уводили мужчин и детей.

Астраханку освободили 21 сентября 1943 года. Советские органы власти были восстановлены, и Ново-Васильевский РВК призвал Аришина в действующую армию. По воспоминаниям дочери, Владимир Михайлович попал в часть, где кровью и мужеством доказывали преданность родине (то есть штрафную). Возможно, это был один из отдельных штурмовых стрелковых батальонов, которые формировались из военнослужащих, длительное время находившихся на оккупированной территории. Такие подразделения появились в том же 1943 году (приказ № Орг/2/1348 от 1.08.43). Военнослужащие могли покинуть их либо через два месяца доблестной службы, либо получив ранение или орден. Подобно штрафным батальонам и ротам отдельные штурмовые стрелковые батальоны бросали на самые опасные направления.

Известно, что уже в конце ноября 1943 года Владимир Аришин был награжден медалью «За боевые заслуги». Это была награда за подвиг, совершенный 22 ноября 1943 года, когда он «при выбытии командира роты из строя, взял на себя командование ротой и своим бесстрашием вовлекал бойцов в бой. Во время контратаки танков и пехоты противника он своим примером помог командованию батальона отразить атаку и удержать обороняемый рубеж».

Похожий случай вспоминает Мария Владимировна, она знает его со слов отца. Возможно, этот случай и случай 22 ноября 1943 года один и тот же. «Начался артобстрел со стороны немцев, а командир роты поднимает бойцов во весь рост и дает команду «Вперед». Естественно, все убиты. Он поднимает следующую шеренгу… Тогда папа бросился на него, тот выхватил пистолет и пытался выстрелить. Мой отец был физически очень сильным и рослым, тем более что почти профессионально занимался боксом. Он выбил пистолет из рук командира, скрутил его и остаток боя провел сам. Тот орал, что он смершевец и что отца расстреляют. После боя папу вызвали к командиру дивизии. Папа думал, что его действительно расстреляют. Командир расспросил о том, что произошло во время боя, и сказал отцу, чтобы он возвращался в окопы. И все!!! А того командира роты больше не видели.»

Не известно за этот подвиг, ранение или по истечении положенного срока, но красноармейца Аришина перевели в обычную часть. До Берлина он дошел в составе 1368-го стрелкового полка знаменитой 416-й Краснознаменной Таганрогской стрелковой дивизии (2-го формирования), которую называют еще Азербайджанской (по месту формирования в Азербайджане в 1942 году и по преимущественному национальному составу). Эта дивизия освободила от оккупации родные земли Владимира Аришина и участвовала в штурме Берлина.

В жизни и на войне ему, видимо, очень везло. Во время одного артобстрела рота оказалась в открытом поле, спрятаться было некуда, просто лежали и ждали, когда все закончится. Тогда выжили только несколько человек, Аришина обожгло, на спине шинель снесло огнем, но он не погиб. В другой раз в окоп к его ногам упал снаряд… и не разорвался.

Он перенес несколько ранений и контузий, но каждый раз возвращался в строй. Однажды чуть не оторвало левую руку, она держалась на связках и коже. В полевом госпитале ее пришил хирург, профессор из Ленинграда, Лисянский. Остался шрам огромный и безобразный, но рука действовала. Мария Владимировна вспоминает, что они после войны поддерживали отношения, дружили семьями.

Аришин продолжал рисовать и в госпитале. Лисянский считал его художником редкого дарования. Награждённый медалями «За взятие Праги» и «За взятие Берлина» Владимир Михайлович демобилизовался в 1946 году и осел в Куйбышеве (сейчас Самара). Город он выбрал наугад, на родину он возвращаться не захотел. Возможно, причина была в тех, кого он там оставил. Его семье сообщили о тяжелой контузии и потере руки (не знали, что он сможет восстановиться полностью). Первое время он не мог говорить, и речь вернулась не сразу. О тяжелом ранении узнала его невеста и отказалась от него. Возможно, поэтому хотелось начать все заново на новом месте.

Аришин Владимир Михайлович с женой в день свадьбы
Аришин Владимир Михайлович с женой в день свадьбы

В Куйбышеве он нашел место художника в Окружном Доме офицеров, сначала рядовым, потом стал главным. С ним работали еще пять художников. В столовой Дома офицеров и штаба Приволжского военного округа (они находились в одном здании) Владимир встретил свою будущую жену. Она работала машинисткой в секретном отделе штаба. На седьмой день знакомства, вернее обеда за одним столом, Владимир сделал предложение, дал на раздумья пять дней и исчез. В назначенный срок вернулся за ответом. Так у Владимира появилась семья. Его жена оказалась человеком таким же творческим: переводчица с французского, искусная вышивальщица, внучка известного уральского художника Ивана Кирилловича Слюсарева. В семье было трое детей (дочь и два сына, один из которых был сыном жены от первого брака).

Дочь Мария вспоминает отца человеком дисциплинированным, сильным, волевым, очень творческим и талантливым. Он великолепно писал портреты, пейзажи, участвовал в разных выставках, в учреждениях Куйбышева висели его работы, многие хранятся в семейных коллекциях, в музеях Хвалынска и Новокуйбышевска. Аришин был настоящим трудоголиком. Иногда с бригадой не уходили домой и ночью, тогда жена приносила еду на работу. Потом он спал целые сутки, и снова писал. Ему очень нравилось то, что он делал.

Аришин Владимир Михайлович. 1968 год.
Аришин Владимир Михайлович. 1968 год.

В Доме офицеров Владимир Михайлович проработал около 10 лет. Потом сотрудничал с Творческим товариществом художников (позже Творческий союз художников), трудился художником-оформителем в Художественном фонде и был одним из лучших оформителей.

Другой его страстью было чтение. Дома Владимир Аришин собрал огромную библиотеку из книг по истории, русской и зарубежной классики. Любил читать Большую Советскую Энциклопедию.

А еще художника покорили горы, они имели над ним магическую власть. Его, выросшего среди равнин и степей, не вдохновляла Волга. Он почти не писал ее, она казалась ему серой и скучной. Его притягивала красочная палитра гор. Каждый год Владимир Михайлович уезжал в Кабардино-Балкарию на этюды и жил ожиданием следующей поездки.

 

Сначала он навещал своих родственников в Нальчике. Потом подружился с начальником высокогорной туристической базы в Баксанском ущелье и вплоть до своей смерти ездил туда. Из каждой поездки привозил 30–40 этюдов. Он писал 4 часа до обеда и 4 часа после обеда, за это время освещение в горах сильно меняется, и вид становится совсем другим.

Он не продавал свои этюды. Однажды их предложил выкупить министр культуры Кабардино-Балкарской АССР, но художник не согласился. Его дочь вспоминает, что тогда они жили в простом деревянном доме и могли бы улучшить свои жилищные условия, но для него это не было важно. «Вообще папа был очень выдержанным, мудрым человеком. Меня воспитывал только он. Мы с ним были похожи по характеру и внешне. Он мне очень правильно, ненавязчиво и мудро объяснил, что такое «хорошо», и что такое «плохо» в жизни. Я ему очень за это благодарна».

Скончался Владимир Аришин 20 июля 1990 года после тяжелой болезни. Реабилитирован он был спустя три года – 7 сентября 1993 года.

Таковой оказалась судьба автора рисунков, опубликованных в газете в 1937 году.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите ваш комментарий
Введите своё имя