Просмотров: 151

Вариант (А.Ф.Якушова и И.С.Семёнов)

1932 год. Инженер Семёнов вычерчивает трассу канала

Газета “Дмитровский вестник” 2 февраля 1994 года.

Ситуация возникла сложная. Грунтовые воды и плывуны ставили вопрос не только о сроках и графиках. И, хотя включившиеся с опозданием насосы хлопотали о людях с утра до вечера, они оказались бессильны. Работы на строящемся дюкере остановились. Решили: прокладывать его в другом месте, начали без откачки, и результат тот же. Стройка окончательно замерла. И встал неизбежный и не обещающий ничего хорошего вопрос: кто виноват?

С ответом не затруднились: ну, конечно, геологи! Это они не предусмотрели, не предугадали, не…

Доложили начальнику Дмитлага Фирину. Фирин – наркому Ягоде, Ягода – Фирину: наказать, Фирин: комиссию создать. И вот уже она выехала на Икшинский шлюз № 5.

И возник другой, неизбежный и тоже не обещающий ничего хорошего вопрос: кому встречать?

Прораб, недавний зек, встал на колени: только не я! За ним другой, третий.

Кто же тогда?

Едут!

Кто?

Александра Фёдоровна Якушова

Александра Фёдоровна Якушова

– И тогда пошли мы, две пигалицы, – вспоминает профессор МГУ, кандидат геолого-минераловедческих наук А. Ф. Якушова. – Я и девушка-прораб.

Машины остановились. Из одной вышел Фирин, из другой – третий отдел, чтобы арестовывать, из третьей – бухгалтер и другие.

Фирин широким шагом, мы за ним еле успеваем.

– Ну, что вы тут натворили?

Посмотрел он документы, выслушал нас. Получается, говорит, геологи предупреждали заранее. Тогда кто же виноват?

Наступило долгое и тягостное молчание. В эти мгновения решалось всё.

И тут взял слово зам. главного инженера МВС, профессор В. Д. Журин.

– Предложен новый вариант, который более правилен и экономичен.

Должен сказать: мысли приходят не сразу, и если бы мне пришлось проектировать Беломоро-Балтийский канал, я бы сделал это по-другому.

Мысли приходят не сразу. И если мы сейчас кого-то привлечем к суровой ответственности, мы никогда не услышим новой мысли.

– Пошли! – махнул рукой Фирин, и его комиссия отправилась к машинам.

На строительство канала Москва-Волга Александра Федоровна Якушова приехала по окончании Московского геолого-разведочного института. Работала в отделе геологии МВС, а затем ее перевели в Икшу. Место деятельности: от Яхромского гидроузла до Глубокой выемки, время: ежедневно, по 12 – 14 часов, в подчинении – большая партия рабочих, которые должны указать, как укрепить свои позиции или пойти на компромисс с подземными силами. А для этого съемки местности, шурфовка, бурение, откачка воды. И не только днем.

– Особенно тяжело было с шлюзом № 5, – говорит Александра Федоровна. – Он находится в долине реки, водоносность велика, и если не справиться с ней, бетонные работы бесполезны.

Возведение шлюза задерживалось. И хотя здесь уже было 5 экскаваторов, 19 паровозов, 215 вагонеток и множество зеков, дело двигалось медленно. Даже в сильные морозы на пятнадцатиметровой глубине – все та же вода. Принимая удар на себя, она мешала рвать грунт. Экскаватор поднимал грунт на площадку, где его тут же схватывал мороз. Глыбы снова взрывали, и уже другой экскаватор вел погрузку на машины и платформы.

Канал менял облик здешних мест. Линия Савеловской железной дороги в районе Икши передвинулась в сторону, от Москвы протянулся второй путь, последний участок которого улегся на шпалы именно здесь.

На другом краю котлована – высоком берегу реки – карьер. Рядом – лагерь заключенных. Сюда пригнали пополнение: рецидивистов всех мастей. Они легли и отказываются работать. И снова на дороге – черная машина.

– Встать! – кричит помощник Фирина Онегин. – Начальник Дмитлага приехал.

Урки повернули с любопытством голову: какой это начальник Дмитлага? Отметили: ничего особенного, видели таких. Пахан сплюнул через плечо, и все отвернулись.

– Смотрите, если не будете работать, – бросил Фирин и уехал.

А пополнение лежит и не думает вставать.

Снова кто-то едет. Всадник на лошади и в военной форме. И притом – баба! С любопытством головы повернулись снова.

Не слезая с лошади, начальник работ Н. Е. Сухово-Кобылина произнесла зажигательную речь на отборном русском языке.

– Мать, ты чего лаешься? – удивились зеки.

– А как с вами разговаривать, если третий день не работаете?

– Ну, если ты станешь нами командовать, тогда будем.

И начали работать.

Странна наша память. Она, удерживая в себе цифры, даты, факты, делает это избирательно. Нетрудно узнать, что длина канала 128 километров, прочитать, что автором гидроузла № 3 был архитектор В. Я. Мовчан, а № 4 – А. Л. Пастернак, что по окончании стройки 55 тысяч заключенных досрочно освободили; услышать, что из трех вариантов трассы руководство страны выбрало дмитровский. Но найдете ли вы имя автора его?! Можно назвать количество ведер воды, кубометров бетона, фестметров леса и даже названия взорванных церквей, но имя одного человека – сумейте!

Иван Семенович Семенов

Иван Семенович Семенов

Но Александра Федоровна знает: Иван Семенович Семенов, ее муж. И, наверное, теперь станет понятно, почему в 1937 году он, вроде бы служивший тогда не на высокой должности – помощник начальника отдела даже не всей стройки, а только Центрального района, был удостоен ордена Ленина.

Награды вручали в Кремле. Орденом Трудового Красного Знамени отметили работу А. Ф. Якушовой, единственной из геологов.

Идея соединения Волги и Москвы-реки волновала не одно поколение. Предпринимались даже попытки. Но Москва по-прежнему задыхалась без воды, и кружили дальними путями суда, пробирающиеся к вроде бы близким портам. Локоток рядом, но не укусишь!

Сложен рельеф северного Подмосковья. Цепи холмов и гигантские чаши-долины у их подножия, вековой лес и непроходимые топи, многочисленные реки и подземные воды, торф, глина, песок, гранит.

Сколько же исходил здесь, и не один раз, молодой инженер, недавний выпускник Ленинградского института путей сообщения!

– У него, – говорит Александра Федоровна, – была способность четко организовываться на месте, реагировать на природную поверхность земли.

Соединить Волгу с Москвой-рекой можно тремя вариантами. Самотечный – Старицкий, еще Шошинский, но Дмитровский – гораздо экономичнее. Меньше потребуется «преобразовывать природу», а это и дешевле, и быстрее.

Здесь не будет капризного самотека через Клин, а волжскую воду придется поднимать по лестнице гидроузлов на 38 метров, но это гораздо проще, чем в Шошинском варианте. А это опять же дешевле и быстрее! Значит, Дмитров? Дмитров!

Об этом и говорил инженер Семенов на заседании экспертной комиссии в Дмитрове.

– Значит, все-таки Дмитров? – переспросил главный инженер МВС С. Я. Жук.

– Дмитров, Сергей Яковлевич!

– Ну, что ж, убедили!

Через несколько дней докладывал и доказывал сам главный. На этот раз в Совнаркоме СССР. С некоторыми дополнениями Дмитровский вариант был утвержден.

На календаре был июнь 1932 года.

– И когда ты снимешь сапоги и куртку? – спрашивал А. Ф. Якушову начальник района Е. Д. Вуль.

– Когда кончится строительство! – отвечала она.

Завершились работы на канале Москва-Волга, но переодеваться не пришлось: начиналась новая стройка – Куйбышевский гидроузел. А Иван Семенович Семенов за разработку направления трассы Волго-Дона был удостоен Сталинской премии.

Скоро уже полвека, как Александра Федоровна преподает в МГУ. Была зам. декана факультета по науке, членом ученого совета естественных факультетов. Награждена еще одним орденом Трудового Красного Знамени, а в 1977 году – орденом Ленина. Она – заслуженный профессор МГУ.

А начинала свой путь в науку в школе второй ступени в Урюпинске.

Н. ФЕДОРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я ознакомлен и согласен с Политикой конфиденциальности *