Просмотров: 79

Строители Волжского узла гидросооружений

Волжский узел сооружений является основным для всего канала, который включает в себя 18 гидротехнических сооружений. Для того чтобы построить, эти сооружения необходима была рабочая сила. Основной рабочей силой были заключенные. Из этого не делали тайны, об этом открыто писали и говорили, снимали пропагандистские фильмы.

 Выступая в 1934 году в клубе НКВД на торжественном собрании по поводу окончания строительства Истринского водохранилища, Л. М. Каганович подчеркнул, что «канал создается руками бывших воров, бандитов, вредителей, бывших врагов социалистического общества, которые через суровый, но полезный труд на трассе превращаются в сознательных борцов за наш канал – прекрасное детище второй пятилетки».

Недостатка в рабочей силе не было, так как постоянно на строительство Волжского узла прибывали «тридцатипятники», осужденные по 35 статье (УПК за 1926 г) и «десятники» – те кто был осужден на 10 лет лишения свободы по самой распространенной в ту пору 58 статье (за измену Родине, за шпионаж, за вредительство, за диверсию).

В Дмитлаге находилось большое число заключенных тридцатипятников. Начальник Дмитлага Семен Григорьевич Фирин большой упор делал на «перековку» тридцатипятников. Так, например, на 9 –ом участке Волжского района находилось 700 тридцатипятников. Из них ударниками было 405 человек.

Кто же такие были тридцатипятники? Лучше всех на этот вопрос дает ответ газета «Перековка» № 39 (132) от 1 июня 1934 года.

Кто такие тридцатипятники?

Это выходцы из городской и деревенской бедноты, дети рабочих и крестьян, с малых лет выброшенные на улицу и никогда не знавшие ни любви, ни ласки. Искалеченные проклятым капиталистическим прошлым, толкнувшим их в омут, на воровство и пьянство, – эти дети трудящихся являются социально близкими нам людьми, и нельзя считать их окончательно погибшими и потерянными. В лагерях ОГПУ проводится огромная работа по перевоспитанию тридцатипятников, и на примере Белморстроя мы видим, какие изумительные результаты она дает. Едва ли не самые прекрасные страницы вписаны в историю Белморстроя именно тридцатипятниками, – да и история нашего строительства Мосволгостроя, имеет немало примеров беззаветной, самоотверженной борьбы тридцатипятников за дело социалистического строительства. Однако, у нас имеется и много недостатков. Далеко не все тридцатипятники поняли, что надо бросать прошлое, что пора начинать новую жизнь. Картежная игра, пьянство, хулиганство, отказы от работы, воровство и т. д. все еще развиты среди них. Все еще пользуются влиянием вожаки – «паханы», мешающие многим тридцатипятникам покончить с уголовщиной и крепко стать на путь своей перековки. Сегодня (1-го июня) в Дмитрове открывается первый Вселагерный слет ударников – тридцатипятников. Этот слет должен будет со всей решительностью вскрыть те недостатки, которые мешают всем тридцатипятникам стать в ряды лучших ударников – каналоармейцев, – и мобилизовать всю массу тридцатипятников на борьбу за наивысшие темпы и наивысшее качество перековки «неисправимых». Превратить всю массу тридцатипятников, эту социально близкую нам часть лагерников, в авангард всего коллектива каналоармейцев, в лучших ударников нашего исторического строительства почетная и ответственная задача слета.

Пролетарский писатель М. Горький прислал письмо участникам первого Вселагерного слета.

Первому Вселагерному слету ударников – тридцатипятников Дмитровского исправительно – трудового лагеря ОГПУ.

Если каждый из вас спросит сам себя: что привело его в тюрьму? Честно обдумав этот вопрос, он ответит одним словом: собственность. Вы видели, что огромное большинство крестьян и рабочих живет каторжным трудом и полуголодной жизнью, стремясь всеми силами, но безуспешно, заработать какую – нибудь собственность, которая избавила бы его от нищеты и голодной смерти. Рядом с этим видели вы, что ничтожное меньшинство богатых собственников живет трудом рабочего народа сытно и радостно. Это явное и позорное противоречие внушило вам подленькую мыслишку; дурак тот, кто трудится. Может быть, немногие из вас так думают, но почти все вы наверное чувствовали именно так. Если бы у вас хватило разума додумать эту мысль до конца, она приняла бы такую форму: глупо тратить силы свои в работе на богатых людей. Поняв это, вы тоже попали бы в тюрьму, но уже как честные революционеры, классовые враги богатых, а не как люди, которые тоже хотели жить и жили чужим трудом как паразиты, точно так как ими являлись богатые люди, сосавшие кровь рабочего народа. 17 лет тому назад рабочий народ вышвырнул из жизни помещиков, фабрикантов, торгашей. Теперь хозяева земли нашей со всеми ее сокровищами, хозяевами фабрик и заводов является весь трудовой народ. Помещиками становятся колхозники, фабрикантами – сами рабочие. За семнадцать лет они сказочно обогатили нашу страну новыми фабриками, которые работают не на кучку богатых, но на все 170.000.000 людей Союза Социалистических Советов. Помещики и фабриканты не заботились о том, чтобы строить такие сооружения как Беломорско – Балтийский водный путь, канал Москва – Волга, Каспийско – Азовский канал, электрифицировать всю страну и вообще переделать, изменить ее так, чтоб все 170 – миллионное население, и вы в том числе, жили, сыто, богато, грамотно, легко и весело.

Пора вам, ребята, понять, что воруя теперь, в наши дни, воруют у государства, что сегодняшние воры – враги уже не маленькой кучки крупных грабителей, а враги 170 миллионов рабочих и крестьян, которые героически создают новое небывалое в мире государство.

В этом государстве честных тружеников не может быть места ворам, лентяям, лодырям и всяким паразитам трудового народа. Чем скорее вы поймете это, тем лучше будет, вам, тем быстрее примет вас в свою среду 170- миллионный талантливый, героически создающий новую жизнь, великий, разноплеменный народ Союза Социалистических Советов.

Желаю вам успеха и бодрости в вашей большой работе.

Максим Горький

«Перековка» дела свое дело об этом мы можем судить по письму, которое прислал председатель трудколлектива «Перелом к жизни» Н. Ефремова.

«Хочу получить путевку в жизнь!»

Родился я в 1902 году. Отец мой был пастухом, мать – батрачка, оба безземельные. Очень бедствовали. Восьми лет я убежал в Питер, попал в среду таких же малышей – беспризорников, которых, как с меня голод и нужда выгнали на улицу. Царская Россия никак, беспризорниками, не занималась. Многие из нас становились ворами и даже убийцами. Теперь мне 32 года. Мое прошлое жуткое, тюрьма, голод, холод….

Я уже третий раз попадаю в лагеря ОГПУ. После отбытия первых двух сроков я снова возвращался к преступлениям. На этот раз я решил покончить с прошлым. Теперь я понял, что только честным, ударным трудом получу путевку в настоящую жизнь. Даю обещание быть всегда ударником и по-ударному выполнять возложенные на меня задачи.

Тридцатипятник Н. Ефремов

Трудколлектив «Перелом к жизни» – председателем, которого является, автор этого письма тридцатипятник Н. Ефремов – находится на 3 участке Волжского района и является лучшим в районе во всех отношениях. Средняя выработка коллектива – 143 % нормы, причем весь коллектив недавно дал обязательство довести этот показатель до 160 %.

Но самым ярким примером «перековки» является судьба начальника 3-го отряда «Красный ударник» Волжского района Лазареева Анушевана Алексеевича (1907 – 1937 гг).

Не раз газета «Перековка» писала о начальнике отряда № 3 «Красный ударник» Лазарееве. Трудколлектив «Красный ударник» не раз награждался и премировался. Дважды отряд тридцатипятников награждали Красным знаменем строительства.

Лазареев Анушеван

Еще одним символов канала Москва – Волги был Анушеван Алексеевич Лазареев – начальник отряда землекопов Волжского района.

Анушеван Лазареев родился в 1907 году в городе Эрзеруме ( Турция). Настоящая фамилия Эдбачьян. Восьмилетним мальчиком остался сиротой, когда турки убили отца. Очутился в Тифлисе, где начались его «университеты». Приют для сирот, сменила тюрьма для несовершеннолетних. В 1924 году из Грозного Лазареева отправили отбывать наказания на Соловки, но он оттуда бежал. Его поймали и вернули обратно, теперь в самую островную глухомань, где Анушеван пробыл три года. И снова побег с поселения в Ленинградской области. Поймали и семь месяцев держали в «крестах». В 1932 году осудили по закону 7 августа 1932 года на десять лет. Речь идет о Постановлении ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении социалистической собственности», которое предусматривало расстрел, а при смягчающих обстоятельствах – 10 лет лишения свободы. И его направляют в Дмитлаг на строительство канала Москва – Волга. И снова побег, но неудачный и Анушеван оказывается в центральном штрафном изоляторе на Полуденовке. Здесь происходит встреча с начальником Дмитлага всесильным Семеном Григорьевичем Фириным. 8 февраля 1934 года на левобережный участок Северного района прибывает трудколлектив «Красный ударник» под руководством Лазареева.

7 января 1934 года началась возведение земляной перемычки вокруг котлована будущей бетонной плотины Волжского гидроузла. За полтора месяца ударники левобережного участка Северного района возвели ответственейшее сооружение Волжского узла Иваньковскую перемычку в полтора километра длинной до отметки 119, а в головной части 120. Так в топях северного Подмосковья возводилась мощная Волжская плотина. Таких темпов, какие дали, ударники Волжского узла не знало строительство канала Москва – Волга. За полтора месяца пустынное побережье Волги превращено в целый городок, принявший до 6000 лагерников, причем параллельно шла горячая работа и по возведению этих построек, и по приемке этапов, и по сооружению перемычки.

К утру 30 марта 1934 года перемычка была готова. Волга была покрыта льдом, а к шести часам вечера лед с Волги был, сорван бурным паводком, и вода стала быстро прибывать, и нахлынула на перемычку со всех сторон. Разбушевавшаяся Волга грозит котловану Иваньковской плотины.

Во ненастье, в непогодушку

Понахмурилась, насупилась

Осерчала Волга-матушка,

Потемнела в буйной ярости.

С ревом камни бьет прибрежные…

Кто посмеет силой смириться

С ней, царицей непокорною!?

Старинная народная песня, записанная в деревне Иванькове.

Сотни зеков были брошены на укрощение сбесившейся воды. Мешки с песком, бревна, камни, куски бетона -–все шло в дело. Люди проваливались в снег, двигались по пояс в студеной воде, падали и снова поднимались, а, обессилев, навсегда исчезали в бурлящемся водовороте. Но этого никто не замечал. Четко действовал начальник Лазареев, в данной обстановке не допуская паники в отряде. К двум часам ночи 31 марта паводок достиг высшей отметки – 118,64, поднявшись, таким образом, выше обычного уровня Волги на десять метров. К утру, вода понизилась до отметки 117,92, – а затем стала вновь медленно прибывать, поднявшись в ночь на 1-е апреля до отметки 118,87.

Особенно напряженным было единоборство с водной стихией в течение суток 1 –го апреля, когда вода подступила – в некоторых местах к самым краям перемычки, и льдины огромными глыбами лезли на нее. Но Волге нигде не удалось перехлестнуть через перемычку! Ни одна капля весеннего паводка не попала в котлован. В ночь на 2-е апреля вода стала медленно убывать, и к вечеру паводок упал до отметки 117,75.

На первом Вселагерном слете ударников – нацменов в речи начальника Дмитлага Филина отмечалась работа начальника отряда «Красный ударник Анушевана Лазареева. И здесь его награждают значком «Ударника строительства канала Москва – Волга». Еще неоднократно трудколлектив «Красный ударник» и его руководитель будут награждаться, и премироваться за работу на Волжском участке. Трудный был путь рецидивиста Анушевана Лазареева до «Ударника МВС».

Жизни проклятой нет впереди.

Тридцатипятник, стачкой иди!

Старая Волга в канал побежит,

Выплеснут волны новую жизнь.

Из выступления Волжской агитбригады.

Отряду Лазареева пришлось строить котлован под Волжскую плотину, строить дамбу № 210, протяженностью десять километров и лежащей на болотистом грунте, которая трудно далась отряду.

Из журнала «На штурм трассы»:

«Два знамени пылают на дамбе, как два жарких костра. Это работает дважды краснознаменный отряд тридцатипятников. Командует отрядом значкист Анушеван Лазареев.

 Анушеван Лазарев веселый черный живой, как ртуть, проворно бежит между людей, тачек, грабарок. За ним не угонишься, он сразу в десяти местах. Сразу везде, где нужен. Лазареев! Это о нем поют песни на Волге агитбригады. Это его имя красуется в Почетной книге канала».

И вот, наконец, по зачетам в 1937 году Анушеван Лазареев получает долгожданную свободу. После освобождения он становится помощником начальника участка Волжского района.

Канал построен и веден в эксплуатацию.15 июля правительство устроило для строителей большой праздник в Центральном парке культуры и отдыха в Москве. Новый начальник Управления строительства канала Москва – Волга комиссар госбезопасности третьего ранга Берман Матвей Давыдович докладывает вечером в Большом театре на торжественном заседании с участием Сталина, Молотова, Жданова, Хрущева, Булганина, Ежова, что «ошибка природы, лишившая Москву крупных источников воды, исправлена за 4 года и 8 месяцев». А в это время начинаются аресты руководителей канала. 28 апреля 1937 года арестован несгибаемый борец с врагами и преступностью всесильный начальник Дмитлага Семен Григорьевич Фирин, начальник 3 отдела Дмитлага комиссар госбезопасности третьего ранга Сергей Васильевич Пузицкий, начальник Волжского района Сергей Матвеевич Быховский. Одна волна арестов следует за другой. Свыше двухсот человек арестовано « по делу Фирина», как участники контрреволюционной организации, «ставшей своей целью уничтожение руководителей партии и правительства». В данное число попадает помощник начальника участка Волжского района Анушеван Лазареев. Когда его арестовали, оперуполномоченный злорадно усмехнулся: « ты, Лазареев, хвастался, что два раза из-под расстрела ушел, на этот раз не выйдет!». За что? Фирин тебя шибко хвалил, участие проявлял, а дружба с врагом народа не прощается….».5 июня 1937 года Лазареев Анушеван Алексеевич осужден постановление комиссии НКВД СССР и прокурора СССР по статьям 58-8, 58-10, 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда СССР от 6 марта 1956 года реабилитирован.

Вашков Евгений Иванович

Краткая справка. Вашков Евгений Иванович (1878- 1938 гг.)Родимся в Сергиевом Посаде, в семье потомственных писателей. Ушел из четвертого класса Строгановского училища технического рисования в 1899 году. Поэт, писатель, художник, иллюстратор своих работ и других авторов. Литературную деятельность начал в 1899 году в журнале «Европа». Печатался в журналах «Новь», «Родная речь» и газетах. Редактировал журналы «Оса», «Друг артистов». Имел более ста литературных псевдонимов.

Из заметки писателя Анатолия Каменского в эмигрантской газете «Руль», от 2 июня 1930 года. «Этот господин известен всей старой богеме Петербурга и Москвы… по характеру что-то среднее между Хлестаковым и бароном Мюнхгаузеном.. Обладает талантом искуснейшего мистификатора».

В 1927 году Евгений Иванович объявился в Иванове неожиданно и поселился на Воскресенской улице. Для начала он отметился в местном Совете. А затем маститого литератора с восторгом встречала редакция областной газеты «Рабочий край». Находясь, в Иванове Вашков создает роман «Безликие».

Выписка из протокола заседания редакции совместно с рабкорами города от 4 мая 1927 года: «Слушали: перевод итальянского романа Анджело Кальяри «Безликие», описывающий борьбу итальянских коммунистов с фашистами. Постановили: ввиду множества интереснейших приключений, описанных в романе, печатать его в газете «Рабочий край» с 15 мая на 3 страницах. Секретарь собрания: старый Панкрат».

Из вступительного текста «Рабочего края» к роману «Безликие» от 11 мая 1927 года. «Роман принадлежит перу известного итальянского писателя, принужденного прикрываться псевдонимом Анджело Кальяри. Заподозренный в коммунистической пропаганде, он покинул Италию и поселился сначала в Сан-Ремо, а затем обосновался в Ментоне. Сюда друзья Кальяри доставили его рукопись, находившуюся на сохранение в надежных руках.

В настоящее время роман «Безликие» переводится на французский язык и в скором времени выйдет в Женевском издании. Русский перевод сделан с корректуры оттиска.

Через год роман «Безликие» вышел отдельной книгой в «Молодой гвардии». Автор остался прежний – Анджело Кальяри, название иным: «Черный крест».

Здесь в Иванове Вашков создает еще два романа, которые были напечатаны в Днепропетровской газете «Звезда».

В 1929 году Демьяну Бедному пришло письмо из Иваново-Вознесенска от Вашкова Евгения Ивановича. «Уважаемый Ефим Александрович! – писал незнакомый автор. – Мною на местном рынке неожиданно найдена и куплена записная книжка Федора Самыгина. И среди различных строчек и пометок находится неизвестная поэма Н. Некрасова «Светочи».

Вашков срочно приглашается к Демьяну Бедному, который за большие деньги покупает неизвестную поэму Н. Некрасова. От счастья Демьян был на седьмом небе. Еще бы! Такое приобретение! 17 апреля 1929 года главная газета страны «Правда» стихами Д. Бедного сообщила сенсации.

Нельзя не похвалится,

Такой радостью поделиться…

Новое украшение

Моих книжных полок:

Некрасовской поэмы осколок….

На следующий день «Правда» напечатала публикацию поэмы Некрасова «Светочи».

«…. Много невзгод и кручины

Видел наш русский мужик,

Гнулись и плечи, и спину

От непосильных вериг…»

В мае в «Дешевой библиотеке классиков» с послесловием Д. Бедного выходит полный текст «Светочей». Правда, волна всеобщего ликования неожиданно натолкнулась на утес, преодолеть который не смогла. Этим утесом оказался К. Чуковский, который отказался включить поэму в полное собрание сочинений Н. Некрасова.

Из письма Е. Вашкова.

«Хочу также сообщить, что мною найден архив декабриста Миткова, а в нем дневник Одоевского и письма Рылеева…»

В Иванове Вашков создает акционерное строительное общество с уставным капиталом 500 рублей, по производству особняков из воздуха. Контора Вашкова. Как магнит притягивала посетителей…

– Будьте любезны! –

встречали здесь хозяина будущего особняка.

– Чего-чего?

– Что будем пить? Чай, кофе/

Клиент, увидав пальму и бойко стукающую по машинке секретаршу, вопросов больше не задавал, а только кивал головой.

– Пожалуйста, папироску, трубку?

И клиент с тоской вспоминал о махорке и самосаде.

Но тут на сцене появлялся сам председатель.

– Изволите строить домишко? Что же, дело важное и серьезное. Советуем: каменный, в пять-шесть комнат, с ванной и отоплением. Если площадь лишняя – сдайте внаем. Наша фирма все берет на себя. План, смету, строительные материалы. Особняк поднимем в центре города. С властями договоримся. Это нетрудно. С вашей стороны требуется оно – фи-на-си-ро-ва-ни-е. Плата, утряски в горсовете, а остальное – после составление сметы. Потом все окупится, – не пожалеете! А пока: хорошо бы авансик субсидировать. Для начала и тридцати рубликов хватит, – снисходительно заявлял главный акционер и с удовольствием затягивался папиросой.

Разумеется, никто никому ничего строить не собирался. Но ведь как заманчиво! И в это так хотелось верить! Свой домик в центре Иваново-Вознесенска. Аванс небольшой, почему бы ни дать! Вашков брал деньги, но никогда даже сдачи не давал.

Чем достигал этого предприимчивый Евгений Иванович Вашков? В первую очередь обходительностью, которая напрочь отсутствовала в советских учреждениях. Ивановский аферстрой Евгения Вашкова успешно действовал довольно долго, ибо никто никуда ни о чем не заявлял. Доверчивые горожане мечтали о продлении своей мечты. Пока не вмешалась областная газета.

Так Вашков очутился на строительстве канала Москва-Волга в Волжском районе в деревне Иванькове. Странной показалось деревня Иваньково знаменитому мистификатору. Не было в Иванькове крестьян, имелись только мастеровые башмачники. С утра до вечера восседали они на липках, день-деньской тачали нарядную дамскую обувь: полусапожки, ботинки, туфельки.

Ремесло избаловало людей. Башмачники отвыкли от крестьянской работы. Многие не знали, как и лошадь запрягать. Хлебов не сеяли, не собирались на летней зорьке мужики на покосы. В полях и огородах трудились бабы.

Вся модная женская обувка отправлялась в «столицу» сапожного производства в Кимры. Село Кимры всю Россию обували. Этим и кормились иваньковские башмачники. Так и продолжали бы жить иваньковцы, если не узнали однажды, что скоро пройдет в этих местах канал, соединяющий Москву-реку с Волгой, раскинется море, а их дома сдвинут в сторону на пять километров.

21 сентября 1933 года из города Кимры на моторной лодке прибыли в деревню Иваньково первые организаторы и основатели Волжского узла. Их было семь. Во главе этой группы был Карл Карлович Крипайтис, чекист, один их лучших строителей Беломорстроя Краткая справка. Крипайтис Карл Карлович родился 10 декабря 1894 года в городе Риге. Литовец. Окончил 3-и класса городской школы. Трудовую деятельность начал в 1908-году чернорабочим в городе Риге. В 1914 году был призван в царскую армию. В царской армии находился до 1917 года. С 1917 года по 1918 год участвовал в Гражданской войне. Член ВКП (б) с 1918 года, партбилет № 00944139.

В органах ВЧК-ОГПУ с 1-го октября 1918 годка.

Звание лейтенанта Государственной Безопасности присвоено в 1936 году. Награды Боевым оружием за борьбу с контрреволюцией. Значком «Почетного чекиста». Каналоармейским значком « Строителя Белморстроя». За ударную работу на строительстве канала Москва – Волга, награжден орденом «Трудового Красного Знамени».

А 25 сентября 1933 года немного выше деревни Иваньково причаливают две баржи, которые привезли триста человек в коричневых бушлатах и несколько человек в шинелях с красными петлицами. Это пришел первый этап строителей Волжского узла.

Вечерами, когда домашние заботы оставались позади, на лавочках у своих домов, раз заживались иваньковские бабы, лузгали семечки, да чесали языками, да песни пели. В такое время повадился к ним ходить зек со стройки. Благообразный и любознательный инженер. Ужинал в ближайшей избе, слушал рассказы и песни записывал.

– И на что тебе это нужно, Евгений Иванович? – интересовались бабы.

– В жизни все пригодится, – уклончиво пояснял он.

К инженеру Евгению Вашкову деревенские вскоре привыкли. Ну, попал в беду, с кем не случается, прибился к сапожникам: ну, и, слава Богу. А что с чудинкой – на писателя учится, и это понятно: чай, не мальчик уже – возраст сигнал подает.

Здесь Евгений Иванович записал старые народные песни о Волге: «Ночка темная», «Грусть-Кручинушка», «Волга Грозная», «Песня Волжская».

Песня Волжская

Не заставить солнце красное,

Не заставить месяц на небе,

Не заставить Волгу – матушку-

Волгу-матушку, кормилицу,

Изменить свое стремление,

Что всевышнем предуказанно.

Здесь он услышал от 90-летней жительницы деревни Иваньково Анастасии Антоновой старинную русскую песню «Молодецкую».

– Из туманов речных, из речной глубины, поднимаясь, взошло солнце красное…

Отсидевший свой срок в Дмитлаге Евгения Ивановича в 1938 году не утерпел и решился на новую мистификацию со стихами Владимира Владимировича Маяковского. Хотя история с «некрасовской» поэмой «Светочи» еще не выветрилась из голов редакторов. Поверили очередному розыгрышу, и напечатали.

Была – Русь,

Был – народ

Был царь-урод!

Но это была последняя мистификация Евгения Ивановича. Вскоре Вашкова не стало.

Материал подготовлен М.И Булановым. Статья взята с http://www.nasledie.dubna.ru/

Print Friendly

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *