Судьба К.С. Соболевского (1912 — 1937) в документах Архива истории политических репрессий 1918 — 1954 гг.

Морозова Анна Сергеевна
сотрудник Архива истории политических репрессий в СССР (1918-1954 гг.) НИПЦ «Мемориал».

Опубликовано в книге «Канал Москва-Волга: история и современность. К 80-летию со дня начала строительства (материалы и исследования)» (2012, Дмитров), изданной музеем-заповедником «Дмитровский кремль».

Иллюстрации добавлены сайтом Москва-Волга.Ру

Основу Архива истории политических репрессий 1918 -1954 гг. составляет фонд личных дел бывших узников ГУЛАГа, материалы для которого были предоставлены самими репрессированными, их родственниками и знакомыми. Комплектование нашего архива началось в 1989 году. В настоящее время он составляет около 40 тысяч личных дел.

По составу материалы личных дел распадается на три большие группы.

Первая — материалы доарестного периода (с середины XIX века). Сюда входят документы, характеризующие частную и общественную биографию репрессированных, их учебу и служебную карьеру (метрики, аттестаты и дипломы, пропуска и членские билеты различных организаций, мандаты, послужные списки, грамоты и наградные листы, семейные и служебные фотографии и др.)

К.Соболевский с женой Надеждой Крохиной в Дмитлаге. 1936. Архив Международного Мемориала
К.Соболевский с женой Надеждой Крохиной в Дмитлаге. 1936. Архив Международного Мемориала

Вторая — материалы, непосредственно касающиеся периода репрессий. В основном это официальные документы (копии и подлинники): протоколы обысков, свидетельства о смерти, справки об освобождении и реабилитации, ходатайства, жалобы; внутрилагерные документы — похвальные грамоты, книжки отличника, характеристики; обширная переписка времен заключения.

И третья — материалы, касающиеся жизни после освобождения. Здесь особый интерес представляют письма-воспоминания, присланные в «Мемориал».

Почти в каждом из личных дел содержится анкеты с базовой информацией о репрессированном.

Кроме того, в архиве хранится несколько отдельных коллекций: лагерные мемуары (более 300 единиц хранения), документы толстовских коммун 1920 — 1930 годов, несколько больших личных фондов, записи устных рассказов (магнитофонные ленты и расшифровки) и т.д.

В архиве «Мемориала» можно найти дела политзаключенных, работавших на строительстве канала Москва — Волга, их немного (всего 42 человека). Практически все они состоят только из анкеты или писем родственников с кратким описанием судьбы репрессированного.

Дело К. С. Соболевского выделяется из этого ряда, в нем достаточно полно отражен весь жизненный путь заключенного.

Константин Станиславович Соболевский, сын известного геофизика Петра (Станислава) Константиновича Соболевского, по метрике родился 17 сентября 1912 года в Томске и был крещен по обряду Евангелическо-Лютеранской Церкви[1], но во всех более поздних документах дата рождения указана по новому стилю (30 сентября). Следующие известные нам сведения относятся к январю 1933 года — 29.01.1933 года на К.С. Соболевского завели медицинскую карту призывника в г. Свердловске[2]. В июне 1933 года вся семья Соболевских из г. Свердловска переезжает в Москву, в связи с переводом П. К. Соболевского (отца К.С. Соболевского) на работу в Московский Геологоразведочный институт (по приказу Наркомата тяжелой промышленности)[3]. К этому периоду относятся и два письма К. С. Соболевского из Москвы в Свердловск. Первое адресовано родителям[4] и посвящено подробностям первого времени, проведенного в Москве, второе, сестре Ольге — смешной рассказ о случае в их новой квартире, в этом же письме есть рисунки автора[5]. Информацию о дальнейшей судьбе К.С. Соболевского мы находим в его лагерной переписке с семьей и близкими, а также в документах (заявлениях и письмах во власть), которые были написаны членами его семьи, искавшими его местонахождение в конце 1930-х — 1950-х годов.

Хроника Константина Соболевского, составленная его отцом Петром Константиновичем. Архив Международного Мемориала.

29 декабря 1933 года К.С. Соболевский, студент Полиграфического института, был арестован прямо в здании института. Он успел проучиться на первом курсе всего около месяца — в письме родителям в Свердловск от 31.08.1933 он пишет, что «думать о институте можно будет еще через месяц»[6], следовательно, вступительные экзамены начались в начале октября 1933 года, самое ранее в середине ноября он был зачислен в институт, а 29 декабря 1933 года — арестован. Только 03.01.1934 года семья нашла К.С. Соболевского в Бутырской тюрьме, где он пробыл до 18.03.1934 года[7]. К этому периоду относятся две квитанции о приеме денег[8]. П.К. Соболевский пытался добиться освобождения сына. На встречах со следователем и с прокурором его уверяли, что К.С. Соболевский «совершенно неиспорченный юноша и лишь попал под дурное влияние»[9], что дадут ему «три года профилактического ареста, да и отсидит он не более одного года»[10]. 26.02.1934 года «Тройкой» ОГПУ[11] К.С. Соболевский был приговорен к 3 годам исправительных работ по статье 58. 8, 10, [12], – антисоветская агитация и участие в деятельности контрреволюционной организации. Первое время семья не знала, где будет находиться К.С. Соболевский, а его невеста писала: «Если ты в Дмитрове, то пошли скорее свой адрес, и я буду писать тебе прямо туда или куда в другое место[13]»[14]. По сведениям отца К.С. Соболевского, он прибыл в Дмитров 18.03.1934 года[15]: Не совсем понятно, куда первоначально был направлен К.С. Соболевский. В письме его невесты Н.В. Крохиной от 18.04.1934 года упомянут карантин, из-за которого он должен быть переведен на новое место[16]. Одновременно с этим в тот же день сам К.С. Соболевский пишет, что его вызвал в Дмитров Планово-экономический отдел как экономиста для отправки в Весьегонск. Но в качестве экономиста он не подошел, и его оставили, благодаря хлопотам семьи, чертежником[17]. А уже в письме от 20.04.1934 года говорится о том, что его перевели в Клуб художником[18]. К июню 1934 года К.С. Соболевский уже работает художником в Центральной художественной мастерской Дмитлага ОГПУ, о чем говорят его письма к родным и невесте, а также доверенность и расписка от 20 и 21 июня 1934 года, выданные от имени Центральной художественной мастерской[19]. С 24 июня по 25 июля К.С. Соболевский ездил по работе на Истру[20] как художник-инструктор Центральной художественной мастерской Дмитлага ОПТУ[21]. За время пребывания в лагере К.С. Соболевский несколько раз был в командировках в Ленинграде, Карелии, Истре. В лагере К.С. Соболевский встретился с братом своей невесты А.В. Крохиным[22], который также отбывал срок на строительстве канала. В середине июля — начале августа 1934 года к К.С. Соболевскому в лагерь приезжала невеста[23], подготовке этого события посвящена почти вся переписка за май — июль 1934 года. Из письма Н.В. Крохиной видно, что с сентября 1934 года у К.С. Соболевского даже появилась возможность заниматься спортом.

Плакаты Константина Соболевского

Основной работой К.С. Соболевского в лагере было создание картин, изображающих «радостные» будни ударной стройки и перевоспитание заключенных трудом: «У нас основной лозунг в лагерях «Труд в СССР — дело чести, дело славы, дело доблести и геройства» (Сталин)». И все же наиболее искренние работы были им написаны в нерабочее время, и на тех полотнах можно увидеть мастерство настоящего художника.

Надо отметить, что, по свидетельству очевидцев, К.С. Соболевский уже через месяц после прикрепления его на работу к Центральной художественной мастерской переехал жить в город. Условия его жизни были несравненно легче жизни других заключенных.

Лагерная переписка К.С. Соболевского охватывает период с 12.04.1934 года по 31.03.1935 года, но в письмах не отражено оставшееся время до освобождения.

Фрагменты писем Константина Соболевского. Архив Международного Мемориала.

Наиболее значительная часть писем составляет переписка К.С. Соболевского с его невестой Н.В. Крохиной. Это была очень интенсивная переписка, где разрыв между письмами составлял один — пять дней, в очень редких случаях чуть больше недели. Это можно увидеть по сохранившимся письмам Н.В. Крохиной — они пронумерованы, к тому же в них очень много упоминаний ответных писем К.С. Соболевского. Поводом для них могли послужить и прослушанная передача по радио (как в письме К.С. Соболевского от 19.06.1934: «Слушаю сейчас по радио встречу «Челюскинцев» на «балтийском» вокзале в Москве»)[26], или отмененная лекция. Надо отметить, что Н.В. Крохина придает этой переписке романтический характер, ориентируясь на классические образцы русской литературы, и одновременно эта переписка — возможность обсудить все повседневные и в то же время насущные проблемы. От нее, как это часто случалось, отвернулось общество. Так, в письме к К.С. Соболевскому его невеста пишет «…если и встречусь случайно (со старым знакомыми), то отношения такие — ну, знаешь, как, например, у меня с каким-нибудь случайным партнером на катке».

К.Соболевский с женой Надеждой Крохиной в Дмитлаге. Архив Международного Мемориала
К.Соболевский с женой Надеждой Крохиной в Дмитлаге. Архив Международного Мемориала

А в последующих письмах Н.В. Крохина начинает обсуждать перемены в обстановке своей комнаты. В этих строках отражается безысходность положения человека, лишенного естественного круга общения, когда лучше скрыть, что твой близкий репрессирован. Для самого К. С. Соболевского этот вопрос не так актуален — он занят любимым делом, к тому же, судя по тем же письмам, к нему достаточно часто приезжают родственники, он живет, не зная ограничений лагерной жизни… (даже вопрос о необходимости привезти граммофон с пластинками во время приезда брата становится более насущным). Возможно, такая отрешенность от глобальных проблем связана еще и с вопросом перлюстрации писем и самоцензурой.

Интересно, что практически на всех письмах в лагерь есть штамп цензуры, а на самых ранних и вымарки цензуры, но ни на одном письме из лагеря мы таковых не найдем, в отличие от писем заключенных конца 1930-х годов. Все это хотя и свидетельствует об ограничении свободы личности тоталитарным режимом, но при формальном сохранении видимости некоторой свободы. Ведь пишущий в лагерь не узнает о цензуре, а получатель в свою очередь постарается не написать ничего предосудительного.

Ликбез "На штурм трассы" 1935 №10 (15)
Ликбез «На штурм трассы» 1935 №10 (15)
"На штурм трассы" 1935 №05 (10)
«На штурм трассы» 1935 №05 (10)
"На штурм трассы" 1935 №06 (11) лицевая
«На штурм трассы» 1935 №06 (11) лицевая
"На штурм трассы" 1935 №06 (11) оборотная
«На штурм трассы» 1935 №06 (11) оборотная
Агитбригада "Красный печатник" "На штурм трассы" 1935-12 (17)
Агитбригада «Красный печатник» «На штурм трассы» 1935-12 (17)
"На штурм трассы" 1936 №03 (20)
«На штурм трассы» 1936 №03 (20)
"Tехника - молодёжи" 1936 №11-12
Tехника — молодёжи» 1936 №11-12
Отдых "На штурм трассы" 1935 №10 (15)
Отдых «На штурм трассы» 1935 №10 (15)
Иллюстрации и обложки журналов в исполнении Константина Соболевского

31 марта 1935 года К. С. Соболевскому была выдана Книжка ударника, куда были внесены сведения о премии в размере 30 рублей за активное участие в лагерной печати, выданной 30. 10. 1934 года, почетной грамоте и премии — 50 рублей от 29. 08. 1935 года. После этого нет ни одного документа вплоть до самого освобождения.

Весной 1936 года К.С. Соболевский усилиями семьи был досрочно освобожден и остался работать в тех же мастерских вольнонаемным. К этому периоду относится следующая и по объему и по хронологии группа документов в личном деле К.С. Соболевского — это документы с апреля 1936 года по январь 1937 года.

Сразу после условно досрочного освобождения 10 апреля 1936 года К. С.Соболевский получил Грамоту на право ношения значка ударника Мосволгостроя. Даже по окончании срока К.С. Соболевский был оставлен вольнонаемным — об этом свидетельствуют справки, выданные ему администрацией Дмитлага, пропуск на автобазу лагеря и паспорт.

Грамота К. Соболевского на право ношения значка ударника МВС. Архив Международного Мемориала.

23.07.1936 года К.С. Соболевский женился на Н.В. Крохиной, а в декабре 1936 года у них родился сын Ивар.

2 июля 1937 года К.С. Соболевский вторично арестован. Только в мае 1939 года семье сообщили, что он 13 сентября 1937 года приговорен к 10 годам заключения без права переписки. П.К. Соболевский продолжал искать сына и надеялся на пересмотр его дела вплоть до самой смерти в 1949 году ,затем его дело продолжила его дочь Ольга. В 1957 году после реабилитации (I5.10.1956 года по первому делу и 06.03.1957 года по второму) семья получила свидетельство о смерти, где сообщалась дата этого прискорбного события — 17 июня 1942 года. Но по свидетельству заключенного, знавшего К.С. Соболевского, он был расстрелян осенью 1937 года. Только в 1999 году эти сведения подтвердились — 13 сентября 1937 года К.С. Соболевский приговорен Тройкой УНКВД Московской области по статье 58. 10,11 к высшей мере наказания. И только совсем недавно мы узнали, где захоронено тело К. С. Соболевского.

К.Соболевский. Справка о реабилитации. 17.10.1956. Архив Международного Мемориала.
К.Соболевский. Справка о реабилитации. 17.10.1956. Архив Международного Мемориала.

Все эти материалы существенно дополняют наши представления о жизни заключенных, работавших на строительстве канала Москва — Волга. Уникальные зарисовки в письмах К. С. Соболевского помогают понять эту атмосферу. Таким образом, не вызывает сомнения необходимость введения этих источников в научный оборот.

Ещё о Константине Соболевском: «Хочется, ужасно хочется жить…» (Константин Соболевский)


[1] Свидетельство о рождении К.С. Соболевского. Ф. 1, оп. 3, д. 4767, л. 3.
[2] Медицинская карта призывника К.С. Соболевского. Ф. 1, оп. 3, д. 4767, л. 4.
[3] Справка в домоуправление от 07.06.1933. Ф. 1, оп. 3, д. 4767, л. 4а.
[4] Письмо К.С. Соболевского родителям от 31.08.1933. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. ¦1б-г.
[5] Письмо КС. Соболевского сестре O.K. Соболевской от 13.09.1933. Ф.1, оп. 3. д. 4767, л. 4д-е.
[6] Письмо КС. Соболевского родителям от 31.08.1933. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 46-г.
[7] Хронологическая справка к аресту моего сына Соболевского Константина Станиславовича, составленная П.К. Соболевским. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 267.
[8] Квитанции Бутырского изолятора ОГПУ о приеме денег от 03.02.1934 и 20.02.1934. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 5а-б.
[9] Письмо замнаркому НКВД Берману М.Д. 1937 года. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л.262в.
[10] Письмо Л.П. Берии от П.К. Соболевского 08. 05.1945 года. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 263.
[11] Справка о реабилитации К.С. Соболевского по первому делу. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 281.
[12] Справка о досрочном освобождении К.С. Соболевского. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 7а.
[13] Только в августе 1934 года у Н. В. Крохиной появился адрес К.С. Соболевского в лагере, до этого времени все ее письма пересылались его родными.
[14] Письмо К.С. Соболевскому от его невесты Н.В. Крохиной от 31.03.1934. Ф.1,оп. 3, д. 4767, л. 245.
[15] Хронологическая справка к аресту моего сына Соболевского Константина Станиславовича, составленная П.К. Соболевским. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 267.
[16] Ф. 1, оп. 3, д. 4767, л. 102з-и.
[17] Письмо К.С. Соболевского родителям от 18. 04.1934. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 136-в.
[18] Письмо К.С. Соболевского родителям от 20. 04.1934. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 13г. Ф.1, оп. 3, д. 4767, лл. 6,7,146-в, 93а.
[19] Письмо К.С. Соболевского невесте Н.В. Крохиной от 24.06.1934. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 92.; Письмо К.С. Соболевского родителям от 24. 06.1934. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 146.
[20] Письмо К.С. Соболевского невесте Н.В. Крохиной от 04.07.1934. Ф.1, оп. 3, д.4767,л.94об.
[21] А.В. Крохин. Воспоминания каналармейца. Ф.1, оп. 1, д. 2479, л. 33.; Письмо К.С. Соболевскому от его невесты Н.В. Крохиной от 24.05.1934.Ф.1, опЗ, д. 4767, л. ПЗоб.; Письмо К.С. Соболевского невесте Н.В. Крохиной от 24.06.1934. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 92.
[22] Письмо К.С. Соболевского невесте Н.В. Крохиной от 18.07.1934. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 94.
[23] Письмо К.С. Соболевскому от его невесты Н.В. Крохиной от 03.09.1934. Ф.1,оп. 3, д. 4767, л. 150.
[24] Письмо К.С. Соболевского невесте Н.В. Крохиной от 18.07.1934. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 91а.; Письмо К.С. Соболевского невесте Н.В. Крохиной от 19.06.1934. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 92об.
[25] Письмо К.С. Соболевского невесте Н.В. Крохиной от 19.06.1934. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 92.
[26] Письмо К.С. Соболевскому от его невесты Н.В. Крохиной от 31. 03.1934. Ф.1, оп. 3, д. 4767, л. 246.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите ваш комментарий
Введите своё имя