Страница 3 из 8512345...102030...Последняя »

Бурлуцкий (Ракитянский) Дмитрий Яковлевич (Макарович) (1892-1937)

Бухбиндер (Айзенберг, Вагнер, Магнер) Ханон Яковлевич (1897-1937)

Буцких Петр Андреевич (1910-1937)

Три начальника музея Москваволгостроя

После фактического разгрома в 1932 году начальником строительства канала Москва-Волга Л.И.Коганом Дмитровского музея, руководимого Кириллом Алексеевичем Соловьёвым, руководство строительства озаботилось о создании собственного музея.

К началу марта 1933 года относится приказ, подписанный, но не получивший номера, об организации «Музея Строительства Волга-Москва» для всестороннего освещения экспонатами:
а) общего значения Строительства,
б) истории его,
в) условий и обстановки, в которых оно протекает,
г) техники производства изыскательных, проектировочных и строительных работ,
д) работы по трудовому перевоспитанию заключенных.
Для всестороннего использования опыта строительства Беломорско-Балтийского Водного Пути положить в основу организуемого Музея экспонаты бывшего «Музея Строительства Б.Б.В.П.». Начальникам отделов Строительства и лагеря: Изыскательно-топографического, Гидрологического, Геологического, Проектного, Производственно, Механизации, Планово-экономического, КВО и Гидротехнической лаборатории, — предписывалось принять меры к обеспечению организуемого музея экспонатами. Согласно временному штату музея, подчиняемого начальнику Строительства, директором его назначался инженер Е. Е. Скорняков «в порядке совместительства с его должностью Нач. Модельно-Макетной мастерской», смотрителем — з/к Р. В. Волощак[1].

С фигурой Е.Е.Скорнякова более-менее понятно. Это Скорняков Евгений Евгеньевич[2],  один из основоположников гидромелиоративной науки в России, крупный учёный-мелиоратор. Родился в Москве в 1876 г., русский, образование высшее, беспартийный.
5 октября 1930 г. арестован по делу «контрреволюционной вредительской организации в системе ирригации и мелиорации 1928—1931 гг.» (дело Ризенкампфа). Обвинен по статьям 58-7, 58-11. Решением коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года признан виновным и приговорен к 5 годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях.
Срок отбывал на строительстве Беломорско-Балтийского канала и канала Москва-Волга. Освобожден 20 октября 1932 года, судимость была снята в 1941 г., реабилитирован уже после кончины в 1959 г.
Умер в возрасте 70 лет, в 1946 г. в Москве.

А под фигурой з/к Р. В. Волощака стоит подразумевать Волощака Романа Васильевича[3]. Он родился в 1903 году в Польше, с.Глинцы, украинец, беспартийный.
Профессия / место работы: экономист-плановик Союзрыбсбыта
Место проживания: г. Мурманск (Красная ул. , д. 6/7, кв. 3.)
Место смерти: г. Ленинград
Мера пресечения: арестован
Дата ареста: 29 сентября 1937 г.
Обвинение: 17-58-8, 58-6 УК РСФСР
Осуждение: 15 декабря 1937 г.
Осудивший орган: Комиссия НКВД и прокуратуры СССР
Статья: 17-58, п. 8, 58, п. 6 УК РСФСР
Дата расстрела: 20 декабря 1937 г.
Дата реабилитации: 27 августа 1957 г.

По данным «Мемориала» Р.В.Волощак был арестован только в 1937 году, однако он вполне мог быть осуждён и раньше, по состоянию на начало марта 1933 года оказавшись заключённым Дмитлага.

Видимо остатки «Музея Строительства Б.Б.В.П.» и материалы, переданные музею строительства канала Москва-Волга отделами строительства, не сформировали достаточной коллекции, поэтому приказом по МВС № 79 от 6 июня 1933 года было предписано:

«Разведывательными работами научной экспедиции Государственной академии истории материальной культуры (ГАИМК) были выявлены в зоне строительства памятники исторического прошлого (остатки древних поселений, городищ, курганов, могильников и пр.). Так как памятники эти имеют большое научное значение, предлагаю: о всех случаях обнаружения при изыскательских к строительных работах каких-либо памятников древности, а также о случайных находках древних предметов (изделий из камня, кости, рога, железа, бронзы, серебра, обломков глиняной посуды и пр.) немедленно сообщать музею Строительства в Дмитрове или представителям ГАИМК на местах.

Заведующему Музеем строительства по получении сведений о находках археологического характера немедленно совместно с представителями ГАИМК выяснять, какие из найденных предметов должны быть помещены в Музее строительства, а какие следует передать в другие специальные музеи и хранилища для изучения. Придавая значение обогащению музея экспонатами археологического характера, имеющими лишь косвенное отношение к задачам Москва-Волгостроя, настоящим напоминаю начальникам отделов строительства о необходимости скорейшего пополнения музея экспонатами, иллюстрирующими современный ход и достижения строительства Москва-Волгостроя по линии каждого отдела».[4]

Следующим, вторым начальником музея строительства канала стал Александр Андреевич Стратонитский. Так же как и Скорняков, он попал в тюрьму по делу мелиораторов. Помимо того, что Стратоницкий сменил Скорнякова на месте начальника музея, он также заменил Скорнякова и на месте начальника модельно-макетной мастерской. Вот что Стратоницкий пишет в своей автобиографии: «В июле 1933 переброшен на МВС, где работал старшим инженером в производственном отделе по отделению земляных работ. Освобожден из концлагеря 04.01.1934 и принят в МВС вольнонаемным. 24.03.34 переведен на должность зам. начальника Модельно-макетной мастерской, а 11.05.34 назначен начальником означенной мастерской и Директором музея строительства»[5].

Стратонитский Александр Андреевич[6]

Родился 25-го мая 1876 г. в г, Кашине Тверской губ, Социальное происхождение – сын священника. Общее образование полупил в Тверской классической гимназии. Высшее техническое образование получил в Московском Инженерном училище ведомства Путей Сообщения, полный курс которого окончил в 1904 году со званием инженера-строителя, каковое звание, с преобразованием в 1905 году училища в Институт инженеров путей сообщения, переименовано в звание Инженера путей сообщения.
5-го октября 1930 г. арестован (Дело №98133). Бездоказательно обвинялся по статьям 58-7 (подрыв государственной промышленности), 58-11 (участие в контрреволюционной организации). Виновным себя не признал. В апреле 1931 г. переведен в Московское Особое конструкторское бюро по составлению проекта Беломорстроя. 23 августа 1931 года решением заседания комиссии ОГПУ осуждён на пять лет концлагерей.
В ноябре 1931 г. переброшен на строительство и до осени 1932 года работал в производственном отделе управления Беломорстроя в Медвежьей горе. Осенью 1932 г. был направлен на усиление технического состава трассы в Повенецкое отделение. Конец 1932 и начало 1933 года работал в производственном отделе. В июле 1933 переброшен на МВС (Москваволгастрой), где работал старшим инженером в производственном отделе по отделению земляных работ. Освобожден из концлагеря 04.01.1934 и принят в МВС вольнонаемным. 24.03.34 переведен на должность зам. начальника Модельно-макетной мастерской, а 11.05.34 назначен начальником означенной мастерской и Директором музея строительства. Проживал в Дмитрове, будучи лишен возможности проживать в Москве с семьей. Скоропостижно скончался в Дмитрове 12.10.1937. Похоронен на 10 участке Введенского кладбища в Москве (архив И.Н. Осипова).

Обнаружился ещё один работник музея Москваволгостроя, военный инженер, военный историк и писатель Габаев Георгий Соломонович. Он находился в заключении в Дмитлаге с осени 1934 года. В 22.10.1934 отправлен в г. Дмитров, работал помощником технического редактора в редакции монографии о Беломорканале, хранителем музея строительства канала Москва – Волга и ст. инженером. техинспекции. Особожден досрочно 05.07.1937 “в связи с окончанием строительства канала Москва – Волга за ударную работу”. В какой точно период он работал хранителем музея – пока непонятно.

Габаев (Гебашвили) Георгий Соломонович родился 6 (18).02.1877 в г. Симферополе. Окончил Николаевское Инженерное училище (1898). Член-учредитель Русского Военно-исторического Общества (1907). В 1915 – полковник, командир лейб-гвардии саперного батальона. Участник 1-й Мировой войны, начальник штаба пехотной дивизии, армейского корпуса. Награжден всеми российскими орденами, до Св. Анны 1 степени с мечами включительно. С 1918 – сотрудник Военного отделения Главархива. С 1919-1921 – начальник 21 Военно-полевого строительства Красной Армии. В марте 1921 краткосрочно арестовывался в связи с Кронштадским мятежом. С 1921 – сотрудник Военно-исторической секции Петроградского отдела музеев. В 1925 привлечен как свидетель к следствию по делу оккультного кружка. Арестован 15.06.1926, постановлением ОСО ГПУ от 18.06.1926 приговорени к адмвысылке на 3 года (” недоносительство”, “отказ от дачи показаний”). Направлен в район Усть-Сысольска (совр. Сыктывкар). По амнистии 1927 г. высылка была сокращена на 1/4 срока. В октябре 1928 переехал в Курск, т. к. не имел права вернуться в Лениград (“-6”). Арестован в Курске 06.03.1930, проходил по “делу Академии наук”. 24.02.1931 переведен в Кресты. Приговорен 10.05.1931 КОО ГПУ по ст. 58-11 УК РСФСР к расстрелу, замененному десятью годами концлагеря. Срок отбывал на Соловках, прибыл 25.07.1931. Работал письмоводителем роты общих работ, зав. картотекой УРБ Кремля, архивариусом финчасти, читал лекции по военной истории Соловков. 21.11.1933 при реорганизации Соловецкого лагеря отправлен на Медвежью Гору, работал картотечником УРО и письмоводителем отдела снабжения. Осенью 1934 переведен в Дмитлаг, 22.10.1934 отправлен в г. Дмитров, работал помощником технического редактора в редакции монографии о Беломорканале, хранителем музея строительства канала Москва – Волга и ст. инженером. техинспекции. Особожден досрочно 05.07.1937 “в связи с окончанием строительства канала Москва – Волга за ударную работу”. 23.08.1937 переехал в г. Талдом Московской обл., 2 1/2 месяца работал в местном краеведческом музее. 03.11.1939 получил инвалидность. С января 1923 до августа 1943 находился в г. Калязин Калининской обл., затем в Калязинском районе: в с. Семеняево и дер. Бачманово (Леонтьевский с/с). По вызову дочери 06.09.1944 приехал в Ленинград, выслан 01.10.1944 в Киришский район Ленобласти, поселился в пос. Будогощь. Автор мемуаров “Мои испытания в 1921 г. и с 1926-го по настоящее время” (1945). Умер 3 мая 1956 года в посёлке Будогощь Ленинградской области, где и похоронен. (ria1914.info  и www.gulagmuseum.org)

17 октября 1936 года вольнонаёмным заведующим музея Москваволгостроя был назначен профессиональный историк Фёдор Львович Эрнст. За время своей работы он успел организовать выставку картин из фондов Государственной Третьяковской галереи в центральном клубе МВС, опубликовал ряд обзорных статей о музее и о канале в местной (дмитровская районная газета «Ударник»), лагерной (газета «Москва-Волгострой») и московской прессе (газеты «Рабочая Москва» и «Московская колхозная газета»), а также подготовил обзорную статью «Дмитров»[7] для не увидевшей свет книги о строительстве канала Москва-Волга, планировавшейся по подобию книги о ББК.

Эрнст Фёдор Львович (Теодор-Рихард Людвигович)[8] родился 28 октября 1891г. в г. Киеве, немец, из купеческой семьи, беспартийный.
Образование высшее. С 1900 по 1909 год учился в гимназии в г. Глухове. В 1910-1911 учился на историческом отделении философского факультете Берлинского университета.
В 1913-14гг. учился на факультете искусств Киевского университета, который окончил с золотой медалью.
Известный историк украинского и восточного искусства, востоковед, музеевед, внесший большой вклад в дело охраны памятников истории и искусства.
Арестован 23 октября 1933г. по делу «контрреволюционной немецкой фашистской организации на Украине», отправлен в Харьков. Осужден 29 мая 1934 года по ст. 54-11 УК УССР на 3 года ИТЛ. Отправлен на строительство на Беломоро-Балтийского канала.
Не задействовался на общих работах. Работал в Центральных художественных мастерских Беломорско-Балтийского комбината ОГПУ СССР в посёлке Медвежья Гора. Создал и до 5 марта 1936 года заведовал музеем Беломоро-Балтийского канала (ББК) в посёлке Повенец. Писал статьи в лагерной газете Перековка и в другой местной прессе. Был расконвоирован и обладал большой свободой перемещения. Есть свидетельства, что в июле 1936 года побывал у себя дома в Киеве.
Освобождён досрочно в октябре 1936 года, но не реабилитирован. Остался на строительстве канала Москва-Волга.
Проживал по адресу: г.Дмитров Московской обл., Валовая ул., 22, 2-й коммунальный дом, комната 24.
Уволен с должности заведующего музеем Москваволгостроя по сокращению штата  с 20 мая 1937 года. (приказ по Дмитлагу № 247 от 23 мая 1937г.)
Так как не был реабилитирован и имел ограничения по возможным крупным городам для проживания, то после увольнения из МВС вынужден был уехать в Казахстан.
В 1937 в Алма-Ате работал заместителем директора по научной части Казахской национальной художественной галереи.
В 1939 году переехал в Уфу, где он стал работать заместителем директора по научной части Башкирского государственного музея.
16 июля 1941 г. был арестован «за антигосударственную пропаганду» и приговорен 10 октября 1942 г. ОСО НКВД СССР по статьям 58 п.1а, ст.58 п.10, ст.58 п.11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Приговор был приведен в исполнение 28 октября 1942 г.

Ближе к завершению строительства, 20 мая 1937 года Ф.Л. Эрнст был уволен по сокращению штата:

Приказ № 247 от 23 мая 1937 года
По Дмитлагу
Увольняются:
Эрнст Федор Людвигович – заведующий музеем МВС по сокращению штата с 20 мая с. г.
Могилянская Лидия Михайловна – лит. Работник КВО с 20 мая с. г.
Жигульский Николай Николаевич – лит. Работник КВО с 20 мая с. г.
Шир-Ахмедов Исмаил – старший инспектор КВО по сокращению штата с 20 мая с. г.
Нитобург Лев Владимирович – лит работник КВО по сокращению штата с 3 –го июня с. г.
Зам начальника строительства канала Москва-Волга
Начальник Дмитлага НКВД ССР
Комиссар 2-го ранга З. Кацнельсон.[9]

Приказ этот весьма странный. Для некоторых персоналий он зафиксировал уже свершившиеся аресты: Могилянская была арестована ещё 11 мая 1937, Жигульский – 17 мая, а Шир-Ахмедов – 18 мая. Позже, 22 сентября, был арестован и Нитобург. А Эрнста не тронули. Возможно его спас отъезд в Алма-Ату.

Логично предположить, что музей строительства канала Москва-Волга должен был располагаться в Дмитрове, “столице” строительства. Но оказалось, что его предполагали построить на Тушинском берегу Химкинского водохранилища:

«Правый берег Химки оставался открытым. Здесь намеча­ли поставить декоративные конструкции, скульптуры и пави­льоны, здание Музея строительства канала. На левой сторо­не, на одной оси с музеем были запланированы зеленый театр, а вокруг него детские и спортивные площадки, читальни»[10].

С весны 1937 года руководству стало уже не до музея. По персоналу Дмитлага и строительства прокатились массовые аресты. И куда делись собранные Скорняковым, Стратонитским и Эрнстом материалы и экспонаты – неизвестно.


[1] Петров Н.В. «История империи «Гулаг», глава 3
[2] https://ru.wikipedia.org/wiki/Скорняков,_Евгений_Евгеньевич https://ru.openlist.wiki/Скорняков_Евгений_Евгеньевич_(1876)
[3] https://ru.openlist.wiki/Волощак_Роман_Васильевич_(1903)
[4] Кокурин, А.И Дмитлаг ОГПУ-НКВД СССР / А.И. Кокурин // Канал Москва-Волга: История и современность. – Дмитров: МБУ музей-заповедник «Дмитровской кремль», 2012. –С.21-22.

[5] Из архива И.Н.Осипова
[6] Из архива И.Н.Осипова,  http://moskva-volga.ru/stratonitskij-aleksandr-andreevich-1876-1937/
[7] Из архива М.И.Буланова
[8] http://moskva-volga.ru/ernst-fyodor-teodor-rihard-lyudvigovich-lvovich-1891-1942/
[9] Из архива М.И.Буланова
[10] Зайцев М.С. «Иваньково» // «Северо-западный округ Москвы» М: Энциклопедия российских деревень, 1997. – 384 с.

Вартанов Георгий Суренович (1914-1937)

Книга “Инженер Будасси” в электронном формате

150 экземпляров бумажной версии книги “Инженер Будасси” практически полностью разошлись. Остались только забронированные экземпляры, ожидающие встречи со своими владельцами.

Бумажные тиражи допечатываться больше не будут по причине причинения непрерывного убытка. С сегодняшнего дня книгу можно приобрести в электронном формате PDF. Электронная версия представляет собой точную копию бумажного варианта, но с одностраничным аппендиксом – выявленными ошибками и небольшими дополнениями. На площадке магазина электронных товаров или на этой странице вы сможете ознакомиться с одной из глав книги, чтобы понять – нужна ли вам такая книга.

Стоимость электронной версии совершенно смешная – 99 рублей, как два раза прокатиться на автобусе. Но значительно занимательней!

Для покупки книги через магазин цифровых товаров вам для начала будет необходимо зарегистрироваться, введя e-mail и нажав на сайте магазина жёлтую кнопку “Зарегистрироваться” в верхней части страницы.

После оплаты необходимо ОБЯЗАТЕЛЬНО нажать на кнопку “Вернуться на сайт”, чтобы книга оказалась в вашей корзине покупок!

В случае, если вы не обнаружили ссылку на файл книги в разделе “Мои покупки”, обязательно свяжитесь с техподдержкой магазина цифровых товаров support@cibum.ru или напишите напрямую автору.

Васильев Николай Васильевич (1906-1937)

Сантехника №10 1935

Журнал “Сантехника” №10 1935 года.

Две статьи, посвящённых каналу Москва-Волга:

Перспективы развития водоснабжения Москвы – А.П.Прудников, главный инженер треста Мосводопровод (стр.6-14)

К оценке облицовочных материалов судоходного и водопроводного каналов Волга-Москва – С.М.Драчев и И.Н.Сосунова (стр.53-56)

 

Скачать

 

Викторова (Шведко-Викторова) Валентина Никифоровна (Никитична) (1912-1937)

Арест после награды (М.Ф.Нелль)

Заседание БРИЗа. Стоят (слева направо) пятый Савичев, шестой — Нелль.

Газета “Дмитровский вестник” №9 (12326) 23 января 1997 года.

Семь лет назад, начиная сбор материалов о строителях канала Москва-Волга, я встретился с бывшим заключенным Дмитлага яхромчанином Константином Кравченко. По завершении строительства он остался работать на канале, а в семидесятые годы удостоился ордена Трудового Красного Знамени.

— Среди заключенных, которых помню и сейчас, — говорил он, — был инженер Нелль.

Два года назад в областной газете среди десятков «врагов народа», расстрелянных в 37-м и реабилитированных несколько лет назад, значился и Мячеслав Францевич Нелль.

…Канальский котлован кишел людьми. Лопаты, кирки, тачки, вышки, охрана, зеки. В стороне — зона, куда после работы строем приползут ее обитатели.

Яхрома. Центральный район МВС. 1934 год.

Две женщины, прижавшись к проволоке, пытаются узнать об одном из обитателей зоны.

— Нелль? Такой есть, — сообщают им «оттуда». И снова вопрос, только теперь ответ отрицательный. Так есть ли Нелль или его нет? Вообще нет?

А может быть, дождаться бредущей колонны?

Проходят первые. Глаза впиваются в каждого. Только бы не пропустить, не проглядеть. А они все на один манер одеты, все на одно лицо: изможденные и худые. Зеки идут и идут, а ответа нет.

Все прошли, замыкают шествие двое.

— Ирина Ивановна, посмотрите, — восклицает жена Мячеслава Францевича, — какой измученный человек!

— Да это, Фаина Ивановна, ваш муж!

И тогда и она узнала…

Свидание разрешили, но только на одну ночь. Хочется так много сказать, но всего одна ночь, да и разговор постоянно прерывают земляки-зеки. Кому-то нетерпится узнать о своих близких, передать письмо, а может быть, и есть весточки с родины?

— Главная беда, — говорит Мячеслав Францевич, — не дают работу.

Не надо объяснять, что работа — это надежда выжить, работа — это паек, работа — это возможность к досрочной свободе.

Утром оживает, шевелится зона, а Фаина Ивановна едет в Дмитров, в управление лагеря. Но как пробиться к начальству, если запись на прием — за две недели?

Но выход найден! «Для впечатления» в магазине куплена палка.

— Войдите! — слышится на стук в дверь голос из кабинета.

Потерявший «бдительность» секретарь, спохватившись, пытается оттеснить посетительницу к двери.

— Оставьте ее, — говорит начальник (судя по всему — Семен Фирин). — Надо было не зевать в приемной, а не воевать в моем кабинете. Здесь уж я хозяин. Вы по какому вопросу? — обращается он теперь к посетительнице.

— Кто ваш муж?

— Мячеслав Нелль.

— Из Донбасса? Не может быть? Мы его полгода ждем! Работы с установкой гидромониторов не начинаем!

— Почему не доложили? — обратился к кому-то начальник Дмитлага по селектору. — Механик Нелль уже месяц на канале и никому дела нет! Ах, его дело оказалось в чужой папке. Меня не интересуют ваши объяснения. Механика Нелля надо направить в Северный район! Сколько вам надо на свидание? — обращается он к Фаине Ивановне.

— Не более трех суток: отпуск уже кончается.

— Хорошо. Трое суток. В конце их машина доставит вас на станцию, а мужа к месту работы…

— После окончания занятий в школе, — вспоминает дочь Нелля — Виктория Мячеславовна, — мы всей семьей — мама, сестра, брат и я — поехали к папе на канал. Он не был в зоне. Нам выделили помещение, где мы жили с ним все лето. Так было в 34-м, 35-м, З6-м годах.

Все складывалось как нельзя лучше. И просто не верилось, что может быть по-иному. Хотя нет да нет память воскрешала и изможденного зека в колонне доходяг, и ту, прежнюю свободную, жизнь в Донбассе.

— Папа работал главным механиком рудоуправления в Ровеньках Луганской области, — сообщает Виктория Мячеславовна. — В начале 1930 года ему предложили переход в управление Донугля, но он отказался, заявив, что не чиновник, а производственник.

Вместо столицы Украины Харькова Нелля направили в Красный Луч, самый отсталый район Донбасса.

— Вместе с папой туда направили и инженера Савичева. Техника на шахтах отсталая, часты аварии, работы много, поэтому мы лапу видели дома очень редко.

Нелль создает БРИЗ, которым руководит, дела на шахтах постепенно налаживаются. Хрустальное рудоуправление выходит в передовики.

Но в августе 32-го трагедия: главный инженер Можаев бросается в клетевой ствол шахты 4-бис. «Подлецом жить не могу, а так жить больше нет сил», — прочли в предсмертной записке.

— Его каждую ночь вызывали в ОГПУ и заставляли дать показания против папы, чего он выполнить не мог.

Главным инженером назначили Савичева.

15 мая 1933 года в Красный Луч прибыл первый секретарь ЦК КП(б) Украины Косиор. В клубе горняков состоялось торжественное собрание, на котором главный механик Мячеслав Нелль удостоился награды. Приятно было ее получать из рук руководителя республики, в присутствии главных лиц Донугля, но еще более радостно, что это и оценка последних лет работы коллектива.

Это было светлым днем, а ночью Мячеслава Францевича, еще несколько часов назад, наверное, самого счастливого человека управления, арестовали.

Что там успехи, бессонные ночи, затраченные усилия! Что там Косиор, которого через несколько лет расстреляют и самого! Что там чиновники Донугля! — В органы поступил сигнал…

— Мама хотела собрать вещи, но присутствовавший при аресте начальник ОГПУ Вейс сказал: «Не надо. Это, наверное, недоразумение. Мячеслав Францевич переспит у меня ночь в кабинете на диване и все».

М.Ф.Нелль. Фото из архивной коллекции Международного Мемориала.

М.Ф.Нелль. Фото из архивной коллекции Международного Мемориала.

Но это была ложь. Впрочем, для власти это стало нормой. Ведь не скупясь на похвалы и награды, она следом арестовывала.

— Но на утро папы в городе уже не было. Его и еще тридцать человек в эту же ночь увезли в Сталино, через несколько месяцев вернули, а нам сказали: к ноябрьским праздникам будет дома.

И они ждали. Вот и праздники прошли, а для Мячеслава Францевича уже и передачи прекратили принимать. Оказалось, что арестованный 6 ноября инженер шахты 7/8 показал на допросе, что вредительством занимался по заданию главного механика.

— На очной ставке папа разбил об него стул, заявив, что считал его хорошим инженером, а он оказался подлецом.

В конце 1933 года вместо рудоуправления создавался комбинат «Донбассантрацит». На запрос, как поступить с главным механиком, ОГПУ прислало ответ: как работал, так и будет работать.

— В это время нам выплатили гонорар за изданную папину книгу по врубовым машинам.

В начале января 1934 года в своем кабинете во время обеденного перерыва покончил с собой главный инженер Савичев. На крик секретаря прибежали сотрудники, в том числе и бухгалтер Фаина Ивановна Нелль.

— Мама увидала на столе конверт на ее имя. Незаметно она его забрала. Причина гибели Савичева та же, что и у Можаева…

В феврале в Харьков привезли уже триста арестованных со всего Донбасса. Тройка осудила Мячеслава Францевича на десять лет и в числе других отправила в Караганду, но эшелон дошел лишь до Москвы — рабочие руки нужны на строительстве канала Москва-Волга.

Второй раз в жизни Нелль отбывал наказание. Впервые в 1907 году, когда его осудили на 2 года и 8 месяцев за принадлежность к партии большевиков, в которой состоял с 1904 по 1918 год. Теперь уже партия большевиков отправила его в лагерь, где его как высококлассного специалиста «давно уже ждали». Может, и арестовали поэтому.

— В начале августа 1936 года папе сказали: «Если он даст согласие остаться на канале, будет досрочно освобожден». Нам выделили квартиру в Талдоме. Мама собиралась домой за вещами, в Шахты, где мы жили с 1934 года, но папу снова арестовали.

Утром мы пошли к зоне, но нас и близко не подпустили, а папа крикнул, чтобы возвращались в Шахты.

В начале 37-го Мячеслав Францевич прислал домой письмо, в котором просил привезти пальто и костюм, т. к. ему приходится бывать на совещаниях в Москве.

Мама выполнила просьбу. Папа уже работал на строительстве Рыбинского водохранилища.

Письма еще приходили: в Шахты, а потом в Новороссийск, куда переехала семья. Весточка в город на берегу моря оказалась последней. И все попытки узнать что-либо не дали результата.

Теперь мы можем сообщить, что Мячеслав Францевич Нелль 1887 года рождения отбывал наказание в Дмитлаге и, работая инженером монтажного прорабства Волжского района, был арестован 22 ноября 1937 года. Обвинен в том, что «среди окружающих проводил контрреволюционную троцкистскую пропаганду, дискредитирующую руководителей партии и Советского правительства», и расстрелян 3 декабря 1937 года. Захоронен в Бутове. Реабилитирован по обоим делам.

Сама Виктория Мячеславовна в 1942 году вместе с Красной армией отступила из Новороссийска. Но в городе остались ее мама, сестра и брат. Их угнали в Германию. Сейчас в Эссене проживает ее сестра Ия. Брат Витольд умер в прошлом году.

Н. ФЕДОРОВ.

Страница 3 из 8512345...102030...Последняя »