Автор: пушкинский краевед Ольга Соловьева

30 октября – День памяти жертв политических репрессий. Это напоминание нам о трагических страницах в истории страны, когда тысячи людей были необоснованно подвергнуты репрессиям, обвинены в преступлениях, отправлены в лагеря, в ссылку, на спецпоселения, лишены жизни. К этой памятной дате хочется приурочить рассказ о людях, чей жизненный путь был связан с местностью вблизи Учинского водохранилища и сломлен в связи с арестом. Для некоторых из заключенных арест закончился гибелью.

ПОСЕЛЕНИЕ ДМИТЛАГА В ЛИСТВЯНАХ

Микрорайон Мамонтовка города Пушкино в 1930-е годы именовался иначе: на месте улиц Центральной, Рабочей, Школьной располагалась деревня Листвяны. Исчезновение деревни как самостоятельного населенного пункта напрямую связано с событиями тех лет – ведь именно в Листвянах располагалось одно из поселений Дмитлага, крупнейшего лагерного объединения ОГПУ-НКВД, созданного для строительства канала Москва — Волга.

Президиум Пушкинского РИК еще в 1933 году констатировал, что в селении Листвяны находится 380 домов, из которых 40 домов подлежат сносу под строительство Волгоканалстроя, а остальная часть селения прилегает к Мамонтовскому поселку. При этом расширение земельных массивов Листвянский колхоз произвести не может, так как граничит с Волгоканалстроем и строениями дачного посёлка Мамонтовка.

Постановлением Президиума Московского областного исполнительного комитета и Московского областного Совета № 48 от 7 января 1934 года Листвянский сельский совет был ликвидирован, а селение Листвяны было включено в состав поселка Мамонтовка.

Однако название ушло из топонимики не сразу. Как минимум до конца строительства всего узла сооружений в нашей части канала здешнее подразделение Дмитлага именовалось “Листвяны”.

Лагерь в Листвянах представлял собой жилые бараки за колючей проволокой с арками-проходными в рабочую зону и часовыми. На территории современного поселка Акулово располагалась рабочая зона — окруженная колючей проволокой территория, на которую заключенных гнали рано утром под конвоем на работу, а вечером тем же порядком возвращали обратно в жилую зону.

По воспоминаниям Петра Сергеевича Филатова, работавшего в Акуловском гидроузле с 1938 года, в Листвянах насчитывалось около 2000 заключенных.

Поселение Дмитлага в Листвянах просуществовало до конца строительства канала. Освободившиеся к тому моменту заключенные остались жить здесь же, в Мамонтовке и в Акулово. Остались и многие охранники. Так бывшие конвоиры стали жить бок о бок с бывшими заключенными.

Будка водоспуска на Акуловской плотине. Фото из личного архива автора
Будка водоспуска на Акуловской плотине. Фото из личного архива автора.

В нашей местности есть выражение: “Акуловская плотина стоит на костях”. Оно свидетельствует о многочисленных жертвах среди каналоармейцев. Многие заключенные не дожили до окончания строительства и погибли в лагере. Хоронили их неподалеку от плотины. По свидетельствам старожилов, ныне существующее кладбище в Мамонтовке (на границе со Звягино) сформировалось как раз вокруг многочисленных захоронений заключенных.

Однако даже сейчас нет точных сведений о количестве погибших за время строительства канала.

Мы не знаем поименно тех, кто содержался в Листвянском подразделении Дмитлага. Однако в ходе недавнего исследования были найдены новые сведения о тех людях, результаты труда которых, наряду с плотиной и водохранилищем, до сих пор вызывают светлые чувства и служат осязаемым напоминанием о создателях.

Речь идет о судьбах трех архитекторов, по проектам которых строили гидросооружения вблизи Листвян: на Акуловской и Пяловской плотинах, на водопроводном канале, соединяющем Учинское водохранилище и Восточную водопроводную станцию.

Номинально архитекторы жили не в Листвянах, однако приезжали сюда, делали зарисовки местности, расчеты, снимали замеры, изучали ландшафт. Как и все содержащиеся в Листвянском подразделении Дмитлага, эти архитекторы также стали жертвами репрессий.

СОЦИАЛЬНО ЧУЖДЫЕ

Живописная автомобильная дорога, называемая в народе “служебка”, начинается сразу за поселком Акулово и ведет вдоль водопроводного канала к Ярославскому шоссе. Большая часть этого пути доступна лишь для обладателей специального пропуска, ведь по каналу на Восточную станцию поступает питьевая вода. Но те объекты, об авторах которых пойдет речь далее – доступны взору любого человека.

Прямо за посёлком Акулово расположена Листвянская ГЭС. Окруженная двойным забором она все равно просматривается за деревьями. Сейчас, в конце октября, становятся заметней архитектурные особенности этого величественного здания: отделанный грубым камнем стилобат, массивные окна, устремленные ввысь пилястры. Просматриваются даже листья аканта – капители знаменитого коринфского ордера. Что и говорить, это здание – чистейший образец сталинской архитектуры, глядя на который даже неподготовленный зритель испытает чувство прекрасного.

Листвянская ГЭС. Фото из личного архива автора.
Листвянская ГЭС. Фото из личного архива автора.

А ведь именно в этом и заключалась одна из идей архитектуры канала – эстетически воздействовать на человека любого социального статуса. Получается, архитекторы со своей задачей справились. ГЭС и сейчас выглядит впечатляюще. Авторами проекта Листвянской ГЭС были Петр Дмитриевич Козырев и Юрий Сергеевич Янжул. И вот спустя годы творение их живет, а самих архитекторов не стало вскоре после завершения строительства, в ноябре 1937 года.

Петр Дмитриевич Козырев родился в Калуге в 1898 г. Окончил Институт гражданских инженеров. Работал инженером-архитектором Гипромеза (Государственный институт по проектированию металлургических заводов). В 1928 году был арестован, осужден по ст. 58-11 УК РСФСР. Отбывал срок на Соловках. Особым совещанием при Коллегии ОГПУ 12.10.1931 г. по отбытии срока лишен на три года права проживания в 12 пунктах. Особым совещанием при Коллегии ОГПУ 16.03.1933 г. ему было разрешено проживание в р-не Дмитлага.

Козырев был старшим архитектором Сталинской насосной станции и начальником архитектурной мастерской на строительстве канала Москва-Волга. Мастерская занималась проектами заградительных ворот, водоспусков, аварийных будок, гидростанций и других объектов канала. В мастерской трудились и заключенные, и вольнонаемные, и досрочно освобожденные специалисты. Мастерская находилась в Дмитрове.

В 1937 году последовал новый арест Козырева. За принадлежность к контрреволюционной группе из социально чуждых людей и шпионов осужден тройкой УНКВД Московской области. Приговор – ВМН, то есть высшая мера наказания. Дата расстрела – 16 ноября 1937 г.

Вот как вспоминает Козырева вольнонаемный работник Дмитлага Сергей Михайлович Голицын в своей книге “Записки уцелевшего”.

П.Д. Козырев. Фотография из книги В.И. Маслова "Канал имени Москвы. Стройка века. Судьбы людей".
П.Д. Козырев. Фотография из книги В.И. Маслова “Канал имени Москвы. Стройка века. Судьбы людей”.

“При Фридлянде (Иосиф Фридлянд – главный архитектор канала Москва-Волга, свояк народного комиссара внутренних дел СССР Генриха Ягоды) начальником архитектурного отдела был Петр Дмитриевич Козырев.

Высокий, красивый, с лысиной, с большими, всегда вдохновенными светлыми глазами, он зачастил к нам, разговаривал подолгу с братом Владимиром и его женой Еленой, приводил молодого талантливого архитектора Янжула, внука академика. Козырева называли душой архитектурного отдела, ни один проект не проходил мимо него. Вот почему при всем разнообразии сооружений Канала в них чувствовался единый замысел, единый архитектурный стиль. И творцом этого стиля в первую очередь был Козырев.

В другую эпоху, в других условиях он стал бы одним из ведущих архитекторов страны. Но его арестовали, и он исчез, вслед за ним посадили чуть ли не половину сотрудников отдела”.

По “делу группы Козырева” проходили и другие специалисты. В их числе – Юрий Сергеевич Янжул, которого упоминает Голицын. Янжул – уроженец г. Вильно. Имел высшее образование. Работал старшим архитектором в мастерской на строительстве канала Москва-Волга, проживал в Дмитрове.

Ю.С. Янжул. Фотография из книги В.И. Маслова "Канал имени Москвы. Стройка века. Судьбы людей".
Ю.С. Янжул. Фотография из книги В.И. Маслова “Канал имени Москвы. Стройка века. Судьбы людей”.

Арестован 19 июля 1937 г. Обвинение – принадлежность к контрреволюционной группе из социально чуждых людей и шпионов. ВМН. Дата расстрела – 19 ноября 1937 г. Возраст Янжула на момент расстрела – 31 год.

Оба архитектора, Козырев и Янжул, захоронены в Бутово. Реабилитированы в 1956 году.

Вернемся в окрестности Акулово. Листвянская ГЭС была не единственным совместным проектом архитекторов. В месте пересечения служебной дороги и шоссе, ведущего в Черкизово, на пригорке возвышается переключатель водопроводного канала. Сейчас по обе стороны от него стоят более новые сооружения. Редкое изображение переключателя имеется в музее архитектуры имени А.В. Щусева.

СТУДЕНТКА ЕВНЕВИЧ

В очередной раз пролистываю страницы журнала “Москваволгострой” за 1937 год с заметкой Виктора Шведера об архитектуре Восточного района. Это как раз та самая часть канала, которую строили заключенные лагеря в Листвянах.

Кажется, я знаю наизусть текст заметки Шведера и помню каждую из приведенных к тексту иллюстраций. Но нет. Всегда нахожу для себя что-то новое. Цепляясь за какую-то деталь или фамилию, начинаю искать, искать… Так, например, я открыла для себя автора проекта будки водоспуска на Учинском водохранилище и автора проекта головного сооружения на Пяловской плотине.

Проекты были подписаны фамилией Евневич, инициалы – К.А. Я была уверена, что это мужчина. Но найденная в открытом списке репрессированных личная карточка внесла полную ясность. Автор данных проектов – женщина, осужденная студентка Ксения Александровна Евневич.

Ксения Евневич. С картины худ. Зейнаб Яушевой. Журнал "На штурм трассы" / Издание культурно-воспитательного отдела Дмитлага НКВД. №3 (20), март 1936 г.
Ксения Евневич. С картины худ. Зейнаб Яушевой. Журнал “На штурм трассы” / Издание культурно-воспитательного отдела Дмитлага НКВД. №3 (20), март 1936 г.

Ксения родилась 28 февраля 1907 г. в Одессе. Училась в архитектурно-строительном институте, проживала в Москве, на Ленинградском шоссе. Ее отец заведовал лабораторией Всесоюзного института каучука и гуттаперчи. Его арестовали 28 февраля 1933 года за шпионскую и вредительскую деятельность в сельском хозяйстве. Дали 10 лет лагерей, сослали на Соловки. Затем осудили повторно. ВМН.

Ксению арестовали через несколько дней после отца, 3 марта 1933. Антисоветская деятельность. Приговорили к трем годам ИТЛ с местом отбывания в Дмитлаге.

В газете “На штурм трассы” сохранились ее портрет и очерк “Плечом к плечу”, а также эскиз будки водоспуска на Акуловской плотине. В правом нижнем углу видна подпись.

Очерк Ксении дает понять, что вскоре после ареста ее привлекли к работе по специальности. Будучи в заключении, она занималась проектированием архитектурной части гидросооружений. Как и все публикации тех лет очерк Ксении написан (или отредактирован) в характерной манере: спасибо лагерю за перековку. Ее истинных мыслей теперь уже не узнать, но отдельные отрывки текста красноречиво указывают на них:

“…Этих радостных минут я не испытала (окончания вуза – прим. автора). На последнем курсе института моя жизнь внезапно переломилась. Арест. Заключение. Лагерь. Казалось – все кончено. Будущее легло передо мной мрачным и неизвестным. Я потерялась, перестала ощущать себя, свои знания, свою веру в будущее, свое любимое искусство.

И помню сквозь слезы слушала бережные и значительные слова следователя: “Вы молодой архитектор, мы дадим вам возможность работать по специальности. Остальное зависит от вас”. Архитектура? Где? В лагере? Нет. Я в них не верила”.

Пяловская плотина. Фото из личного архива автора.
Пяловская плотина. Фото из личного архива автора.

Но все же молодой архитектор нашла в себе силы жить. Жить и творить, даже в условиях лагеря.

“В раскрытые ворота вахты вливались серые массы мокрых от дождя бушлатов. Шли, тяжело ступая, забрызганные глиной кони грабарей, а я вдруг почувствовала в этом мерном движении огромную, уверенную, успокаивающую силу. Мне стало как-то легче…”.

Сказалось и то, что Ксения была не одна, что ее поддержали другие, в том числе творческие, люди, работающие над проектами гидросооружений канала. В тексте заметки Евневич упоминает Козырева и Янжула – Ксения была с ними знакома.

“Работать в первое время было очень трудно – не было еще опыта оформления столь грандиозных сооружений. Но огромное внимание, с которым ко мне, молодому лагернику и начинающему архитектору, относились старшие руководители, создало уверенность в себе, особый, поднимающий творческий порыв”.

Из очерка ясно, что Ксения занималась проектированием сооружений на Истре, а также на Икшанской, Акуловской и Пяловской плотинах.

“Стройка захватила меня решительно и круто. Она захватила все мое время, все мои мысли”.

Согласно материалам сайта о репрессированных, Ксения Евневич была освобождена из Дмитлага 5 июня 1935 г. Дата реабилитации – 12 марта 1957 г.

Авариная будка водоспуска Акуловской плотины. Журнал "На штурм трассы" / Издание культурно-воспитательного отдела Дмитлага НКВД. №3 (20), март 1936 г.
Авариная будка водоспуска Акуловской плотины. Журнал “На штурм трассы” / Издание культурно-воспитательного отдела Дмитлага НКВД. №3 (20), март 1936 г.

РЕПРЕССИРОВАННЫЕ ЖИТЕЛИ ДЕРЕВНИ ЛИСТВЯНЫ. КРЕСТЬЯНИН ВЯЧЕСЛАВОВ

Вернемся к деревне Листвяны 1930-х годов. Репрессии коснулись не только тех, кто содержался здесь в лагере, но и простых граждан, местных жителей, крестьян и рабочих. Основная масса арестов приходится на 1937 год. Благодаря открытым источникам (сведения из ГАРФ, база данных “Жертвы политического террора в СССР”, Книга памяти Московской области, расстрельные списки Бутовского полигона) удалось установить некоторые имена, которые хотелось бы вспомнить накануне Дня памяти жертв политических репрессий.

– Мишин Трифон Тимофеевич. Место проживания: ст. Мамонтовка, дер. Листвяны, ул. Центральная, д. 32а. Дата ареста: 11 декабря 1937 г. Обвинение: нецензурно выражался по адресу партии и правительства. Приговор: три года ИТЛ с поражением в правах на два года.

– Новиков Иван Петрович. Место проживания: Московская обл., дер. Листвяны, ст. Мамонтовка, д. 9а. Дата ареста: 25 сентября 1937 г. Обвинение: антисоветская агитация. Дата расстрела: 13 ноября 1937 г.

– Конторович Софья Исааковна. Место проживания: ст. Мамонтовка, пос. Листвяны, ул. Центральная, д. 40. Дата ареста: 11 марта 1938 г. Обвинение: проживала с мужем – врагом народа. Приговор: восемь лет ИТЛ, Темлаг, условно-досрочно освобождена в 1943 г.

Т.Т. Мишин, фотография из следственного дела, ГА РФ.
Т.Т. Мишин, фотография из следственного дела, ГА РФ.

– Денисов Георгий Николаевич, арестован в 1931 г., заключенный, начальник сметного отдела Рыбинского участка канала Москва-Волга. Дата повторного ареста: 8 ноября 1937 г. Место проживания: Пушкинский р-н, дер. Листвяны, городок ИТР, д. 3. Обвинение: контрреволюционная троцкистская пропаганда. Дата расстрела: 3 декабря 1937 г.

– Давыдов Иван Андреевич. Место проживания: Московская обл., ст. Мамонтовская, дер. Листвяны, Центральная ул., д. 17-а. Дата ареста: 10 мая 1935 г. Обвинение: антисоветская агитация против Сталина. Приговор: два года и шесть месяцев ИТЛ.

– Трифонов Дмитрий Семенович. Место проживания: Московская обл., Пушкинский р-н, дер. Листвяны, ул. Школьная, д. 4. Дата ареста: 5 декабря 1937 г. Обвинение: контрреволюционная агитация. Приговор: 10 лет ИТЛ.

– Хабаев Александр Васильевич. Работал прорабом на строительстве канала Москва-Волга. Место проживания: Московская обл., Пушкинский р-н, д. Листвяны, Гоголевская ул., д. 23. Дата ареста: 20 сентября 1937 г. Дата расстрела: 3 декабря 1937 г.

– Варфоломеев Алексей Николаевич. Место проживания: Московская обл., Пушкинский р-н, дер. Листвяны, ул. Гоголевская, д.19. Дата ареста: 9 декабря 1932 г. Обвинение: антисоветская агитация. Приговор: два года ИТЛ.

И.П. Новиков, фотография – ru.openlist.wiki.
И.П. Новиков, фотография – ru.openlist.wiki.

– Федотов Михаил Матвеевич. Место проживания: Московская обл., Пушкинский р-н, дер. Листвяны, ул. Кузнецкий мост, д. 19. Дата ареста: 9 декабря 1932 г. Обвинение: антисоветская агитация. Приговор: три года ИТЛ, срок сокращен на 1/3 по молодости лет (на момент ареста обвиняемому 17 лет).

А также: Данилина Мария Петровна, Варфоломеев Виктор Тимофеевич, Монахов Федор Петрович, Саваченко Ипатий Ипатьевич, Сизов Яков Родионович, Крахмальников Павл Александрович, Евдокимов Петр Иванович, Авдеева Нианила Дмитриевна, Кочетова Прасковья Степановна, Белимова Вера Тихоновна.

Изучая списки репрессированных граждан, я не могла не сказать о встретившемся мне деле Василия Алексеевича Вячеславова. Он проживал в соседней с Листвянами деревне – в Акулово.

Вячеславов был владельцем дачи, которую снимал на лето Владимир Маяковский в деревне Акулово в 1920-е годы.

Бывшая дача Вячеславова в деревне Акулово, 1960-е годы
Бывшая дача Вячеславова в деревне Акулово, 1960-е годы.

При строительстве канала деревня Акулово частично попадала в зону затопления Учинского водохранилища, жителей переселяли в соседние деревни. Вячеславова переселили в Новую Деревню. По крайней мере, именно этот адрес записан в его карточке, сохранившейся в базе репрессированных: дер. Новая д. 65. Место работы – подсобная мастерская при колхозе дер. Новая.

Во время строительства Учинского водохранилища пустующий дом Вячеславова в Акулово был отдан семье инженера Петра Ивановича Антонова. Благодаря его жене, Анне Ивановне Антоновой, дом Вячеславова долгое время сохранял свой первоначальный облик. В 1968 году дом был передан государству, в нем была организована библиотека-музей Маяковского. В 1990-е годы дом Вячеславова сгорел. Сейчас на его месте воссоздана дача-музей Маяковского.

Но вернемся к Вячеславову. Василий Вячеславов родился в деревне Акулово в 1874 году. В деле отмечено, что происходил он из крестьян-кулаков. Высшего образования не имел. Арестован 22 февраля 1938 г.

В.А. Вячеславов. Фотография из коллекции фотодокументов Мемориального научно-просветительского центра "Бутово".
В.А. Вячеславов. Фотография из коллекции фотодокументов Мемориального научно-просветительского центра “Бутово”.

Осужден тройкой при УНКВД по Московской области за контрреволюционную агитацию. ВМН. Дата расстрела – 14 марта 1938 г., Бутово. Реабилитирован в июне 1964 г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По данным Пушкинского информагентства, в День памяти жертв политических репрессий, 30 октября, в Пушкино пройдёт ежегодная акция “Молитва памяти”. Возле Троицкого храма на Московском проспекте, 56 будут перечислять имена репрессированных, которые родились, жили или трудились в первой половине ХХ века на территории современного городского округа Пушкинский. Все имена репрессированных граждан, приведенных в данной статье, будут озвучены во время “Молитвы памяти”. Во время акции можно будет рассказать историю пострадавшего родственника и показать его фотографии, если они остались в семейном архиве.