Яхты в бухте Радости 1947-1948гг
Яхты в бухте Радости 1947-1948гг

Ольга Соловьёва

КОЛЬЦО ПАРКОВ ВОКРУГ МОСКВЫ

Проект Клязьминского загородного парка появился в 1934 году. Речь шла о достаточно внушительном участке, расположенном на территории между Ярославской железной дорогой и Дмитровским шоссе. Основной доминантой проекта должно было стать Клязьминское водохранилище, которое на тот момент еще не было наполнено и находилось в стадии строительства.

Авторами проекта стали специалисты 9-й планировочной мастерской Моссовета под руководством Виктора Бабурова. Необходимость создания Клязьминского загородного парка объяснялась потребностью в крупных природных массивах близ территории столицы.

Архитектор Виктор Бабуров
Архитектор Виктор Бабуров

В то время пригородная зона активно осваивалась и застраивалась, посему авторы подчеркивали важность выбора участков, предназначенных для массового отдыха, и их неприкосновенность. Население Москвы в тот момент составляло около 4 млн человек и по прогнозам должно было вырасти до 5 млн.

Загородные парки вокруг столицы представляли единую систему. Всего их было задумано шесть: Истринский, Михайловский, лесопарк на р. Пахре, Восточный парк на Балашихинском водоеме, Верхне-Клязьминский и Клязьминский.

Одним из важнейших факторов районирования будущих парков стал уже существующий на тот момент проект канал Москва-Волга, привносивший невиданные для Подмосковья пространства водных поверхностей.

Кольцо парков вокруг Москвы, эскиз.
Кольцо парков вокруг Москвы, эскиз.

Клязьминский парк был первоочередным для освоения, сказывалась и непосредственная близость к Москве, и наличие огромного водоема, и подходящие природные условия.

Площадь будущего Клязьминского парка впечатляла – она в три раза превосходила все имеющиеся парки культуры и отдыха в Москве (около 15 тыс. га против 5,5 тыс. га). А вот предполагаемая численность, наоборот, была более емкой: 230 тыс. посетителей против 940 тыс. посетителей всех парков Москвы. Таким образом и плотность посетителей на один гектар предполагалась значительно ниже – всего 15 человек против 166 в переуплотненных парках Москвы.

ЛИНЕЙНЫЙ ИЛИ ДЕЦЕНТРАЛИЗОВАННЫЙ

Каким же видели загородный парк архитекторы 1930-х? Существовало несколько вариантов организации пространства и размещения объектов инфраструктуры.

Сам Виктор Бабуров предлагал децентрализованный вариант схемы парка. Его идея заключалась в том, что от Москвы перпендикулярно к Клязьминскому водохранилищу (архитектор называет его «озеро») проводится сильно развитая магистраль, на которую нанизываются отдельные районы-сектора с основным композиционным центром у озера. По ходу этой магистрали посетитель парка имеет возможность использовать по своему желанию каждый из видов отдыха, разбросанных на обширном пространстве.


Схема парка, выполненная архитектором Вячеславом Шквариковым, наоборот, была централизованной. Согласно его идее обслуживание посетителей происходило бы по кольцевому движению вокруг водоема. Он считал нецелесообразным распределять различные виды загородного отдыха по всей территории парка.

Архитектор Иван Ламцов предлагал линейную схему парка. В основе его проекта – парквей, проезжая благоустроенная улица, без каких-либо тяжелых транспортных средств, предназначенный для живописного, рекреационного вождения. Предполагалось, что парквей соединит самые красивые уголки парка и приведет путешественников к водохранилищу. Возле него будут сосредоточены основные объекты обслуживания.

Взяв отдельные черты от каждого из трех проектов, специалисты архитектурной мастерской предложили конечный вариант схемы парка. Мы видим, что зоны отдыха распределены по всей территории парка, при этом у водохранилища сосредоточено основное обслуживание, в северной части находятся зона длительного пребывания – дома отдыха, пионерский лагерь. Сообщение между объектами происходит посредством парквея.

ГИДРОПАРК, АЭРОКЛУБ И ПОЛЕ ДЛЯ ПУШБОЛА

Интересно изучить и сопоставить с современностью те направления отдыха и объекты инфраструктуры, которые виделись архитекторам мастерской Бабурова.

Первое и достаточно очевидное направление – активность на воде, авторы именовали его «Гидропарк». На береговой линии должны были появиться гавани и пристани для лодок, яхт, буеров, глиссеров, а также вышки, бассейны, купальни, пляжи, места для солнечно-воздушных ванн. Для гидропланов планировалось выстроить аэрогидродром.

Перспектива прибрежной части парка, эскиз.
Перспектива прибрежной части парка, эскиз.

Именно эта часть плана архитекторов 1930-х действительно получила развитие в последующие годы, зотя сам проект Клязьминского загородного парка реализован не был. Уже после войны на тут стали регулярно проводиться парусные регаты, в наши дни здесь также сосредоточено множество яхт-клубов для профессионалов и любителей парусного спорта: «Адмирал», «Буревестник», «Водник» и другие. Пляжный отдых тоже стал популярным в этой местности, правда доступ к купаниям и солнечно-воздушным ваннам ограничивают огромные пробки – вместо парквея на побережье ведет Осташковское шоссе, переполненное автомобилями.

К слову, о дорогах и транспортном сообщении. Отмеченное в проекте второе окружное шоссе, очевидно, реализовалось в виде МКАД, только построена магистраль значительно ближе к Москве. Например, пересечение МКАД с Ярославским шоссе сейчас находится в районе ж/д станций «Перловская» и «Лось», а на схеме 1934 года пересечение предполагалось северо-восточнее станции «Строитель».

Вторая окружная железная дорога, показанная авторами проекта вдоль северного берега Клязьминского водохранилища, и дорога из Сокольнического парка так и остались лишь на бумаге.

Южнее водохранилища предполагались леса, занимающие примерно 50% территории парка. Они разделялись на два массива: западный (у Савеловской ветки) и восточный (у Ярославской ветки). Лес планировалось расчищать и делать доступным – окультуривать. Глядя на современную карту, действительно можно увидеть обширные лесопарки: Пироговский, Хлебниковский, Природный заказник Северный.

Лесопарки должны были служить местом размещения трибун, площадей для массовой работы, здесь же архитекторы планировали обустроить учреждения Осоавиахима: конноспортивные и стрелковые клубы, парашютные вышки, аэроклубы, точки противогазовой обороны, планерные станции.

Центральное место занимал спорт – поля для гольфа, футбола, легкой атлетики, теннисные корты, площадки для волейбола, баскетбола и даже… пушбола! Эта зрелищная командная игра с огромным мячом весом 20 кг появилась в 1894 году в США, однако широкой популярности не получила. Тем не менее, в 1928 году пушбол входил в программу Первой Всесоюзной спартакиады.

Спортивное направление пересекалось с туристическим. Тропы, привалы, шалаши — все это складывалось в целостные маршруты для семейных групп.

Соревнования по пушболу
Соревнования по пушболу

Отдельным направлением отдыха в парке считался «тихий отдых». Очевидно, под ним подразумевалось уединение для созерцания красот природы.

Для разгрузки московского зоологического парка в Останкине у архитекторов существовала идея вывезти в загородный парк эволюционно-производственный сектор, учебно-показательное дичеразведение, краеведческий отдел и образцы местообитаний животных.

До конца не ясно, как авторам проекта виделась судьба тех сел и деревень, которые уже существовали на территории будущего парка. Ссылаясь на достаточно низкую плотность населения (менее 1 чел. на га), архитекторы, судя по всему, не предполагали переселения местных жителей, а надеялись на их интеграцию в создаваемое рекреационное пространство.

Шалаш на территории парка. Эскиз.
Шалаш на территории парка. Эскиз.

Сельскохозяйственные земли на территории парка хотели сделать площадкой для обучения отдыхающих, чтобы те на практике могли поучаствовать в самых разных процессах обработки земли и выращивания урожая. В целом же хозяйство парка должны было удовлетворять и внешние потребности, усиливая значение пригородной сельскохозяйственной базы.

НЕСОСТОЯВШАЯСЯ ВЕТВЬ КАНАЛА

При просмотре материалов проекта Клязьминского загородного парка мое внимание привлек эскиз с изображением места пересечения Ярославского шоссе и судоходного канала Москва-Волга. Собственно, о судоходности говорит сама иллюстрация, помещенная в журнале «Строительство Москвы» №9 за 1934 год. На рисунке мы видим пароход, курсирующий по водной глади канала, под каналом – автомобильное шоссе. Хорошо зная окрестности Ярославского шоссе, я тут же задалась вопросом относительно этого любопытного «перекрестка» водных и автомобильных путей, где отличительным и в общем-то редким инженерным решением является автомобильный тоннель с водной трассой над ним.

В реальности на Ярославском шоссе такого узла никогда не существовало. Канал действительно пересекает Ярославское шоссе, но вовсе не судоходный, а водопроводный, он идет на Восточную станцию водоподготовки. Никаких судов в нем, естественно, нет. И начинается действующий канал не от Клязьминского, а от Учинского водохранилища, ну и главное отличие – при пересечении с Ярославским шоссе вода проходит по закрытому трубопроводу под дорогой.

Пересечение Ярославского шоссе с каналом. Эскиз.
Пересечение Ярославского шоссе с каналом. Эскиз.

Любопытно и то, что в действительности такое сопряжение (тоннель под водной трассой) все же было выполнено при строительстве канала, но только абсолютно в другом месте – на Волоколамском шоссе. Речь идет о Тушинском тоннеле. В этом месте канал идёт между двумя высокими дамбами, что сделало предпочтительным сооружение тоннеля, а не моста. Эскиз этого узла представлен в журнале «Строительство Москвы» №9-10 за 1935 год.

Но вернемся к восточной, нереализованной ветви судоходного канала. Найденная иллюстрация побудила к более углубленному изучению проекта Клязьминского загородного парка, ведь этот водный путь, если бы он был построен в действительности, имел бы колоссальное значение для рекреационной зоны при Клязьминском водохранилище.

Выяснилось, что восточная ветвь должна была начинаться от села Пирогово, пересекать парк и южнее города Мытищи уходить к Москве-реке у Перервы. При таком варианте предусматривался еще и сброс воды из канала в реку Яузу у Мытищ, и этот процесс делал бы Яузу судоходной, т.к. путем шлюзования пассажирские суда шли бы от Москвы-реки до Клязьминского водохранилища. И вокруг Клязьминского парка образовывались бы два водных кольца, для крупных и для мелких судов.

Тушинский тоннель в наши дни.
Тушинский тоннель в наши дни.

Авторы проекта парка фантазировали о том, как рано утром москвичи будут выезжать из столицы по воде, а к вечеру – возвращаться, сделав при этом приятную остановку в Клязьминском парке. Рассматривались и более удаленные путешествия с ночевкой на пароходе. Восточная ветвь канала построена не была, но западная (реализованная) ветвь канала обладает как раз такими возможностями отдыха.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

В полной мере проект Клязьминского загородного парка не состоялся, однако некоторые пункты пророчески сбылись через десятки лет. Так, например, в начале 1960-х годов появился пансионат «Клязьминское водохранилище».

К тому моменту уже сменились и архитектурные тенденции, и сама политика градостроительства, и предпочтения правящих элит, но тем не менее пансионат с его обширной территорией перенял отдельные идеи проекта парка.

Пляж пансионата Клязьминское водохранилище, конец 1970-х. Источник - pastvu.com
Пляж пансионата Клязьминское водохранилище, конец 1970-х. Источник — pastvu.com

Во-первых, его расположение абсолютно точно совпало с зоной, отводимой мастерской Бабурова под долгосрочное пребывание – это северный берег водохранилища. Во-вторых, пансионат с его инфраструктурой позволяли отдыхать здесь не только тем, кто приехал из Москвы по путевке, но и простым туристам, которые пользовались правом на свободный доступ в кафе, столовые, пляжи, выходили под парусом, зимой посещали каток и катались на лыжах. С окончанием советской эпохи территория пансионата получила новый вектор развития – теперь здесь элитный поселок с гольф-клубом и парусной школой.

Сайт i-podmoskovie.ru
Фото: из архива автора, pastvu.com